Лучшие спортсмены России

Биографии и спортивные победы
 
 

Федотов Владимир Григорьевич

fedotov_vlad_05.jpg

Федотов Владимир Григорьевич. Полузащитник. Мастер спорта. Заслуженный тренер России.

Родился 18 января 1943 г. в г. Москве.

Воспитанник московской ФШМ. Первый тренер - Константин Иванович Бесков.

Играл в команде ЦСКА Москва (1960 - 1975).

Чемпион СССР 1970 г.

За сборную СССР провел 22 матча, забил 4 гола.

Начальник СДЮШОР ЦСКА (1985). Тренер в команде ЦСКА (1978 - 1980, 1984, 1995 - 1996). Тренер в команде "Динамо" Москва (1994). Тренер в команде "Асмарал" Москва (1992). Тренер в олимпийской сборной СССР (1980). Тренер в сборной СССР (1981 - 1982). Главный тренер СКА Ростов-на-Дону (1981 - 1982, 1986 - 1987). Главный тренер клуба "Асмарал" Москва (1989 - 1991). Главный тренер клуба "Мухаракк" Бахрейн (1992 - 1993). Главный тренер клуба "Спартак" Владикавказ (1993). Главный тренер клуба "Металлург" Липецк (1998). Главный тренер клуба "Сокол" Саратов (1998 - 1999). Главный тренер клуба "Черноморц" Новороссийск (1999). Главный тренер клуба "Левски" София, Болгария (2000). Главный тренер клуба "Арсенал" Тула (2001). Тренер в сборной России (2001 - 2002). Тренер в клубе "Спартак" Москва (2002 - 2003). Технический директор клуба "Спартак" Москва (2003 - 2006). Главный тренер клуба "Спартак" Москва (2006 - 2007). Спортивный директор клуба "Москва" Москва (с 2007-го).

ЗАКОН НАСЛЕДОВАНИЯ

Гриша Федотов встретил меня улыбкой во весь рот, взял за руку, повел в гостиную и, подойдя к стене, показал на портрет: "Деда! Мой деда!". Со стены улыбался, мягко и добродушно, Григорий Федотов, смотрел на сына Владимира, которого не дано ему было увидеть известным игроком, своим футбольным наследником, на внука Григория, на его мать Любу Бескову, дочь своего знаменитого соперника. Мы, взрослые, молчали в грусти от мысли, что не довелось Григорию Ивановичу побывать в этой молодой семье, которой достались в наследство не только знаменитые футбольные фамилии, но и настоящее отношение к футболу, как к замечательному и важному делу жизни.

А Григорий-младший не умолкал, не уставая повторять одно из самых любимых слов своего маленького пока словарного запаса. И когда они с Любой ушли, создав нам с Володей тишину для беседы, мы долго не начинали разговор, словно боясь ее нарушить. А потом он заговорил, не дождавшись вопроса:

 Мне не пришлось выбирать в детстве свой спортивный путь. Футбол вошел в жизнь с первыми шагами по земле, когда я норовил толкнуть ногой все, что попадалось на пути. И дошкольником, и школьником я грезил футболом, хотя учился неплохо и интересовался всем, что может и должно интересовать мальчишек. Но едва заслышав по радио футбольные позывные, я бросал все, хватал мяч и бежал во двор играть. Репортажи не слушал - позывные были для меня сигналом к действию.

- А помните отца на поле?

- Нет, не помню. Только позже его видел в игре - в матчах ветеранов. И на тренировках, когда он занимался с футболистами ЦСКА. Лет с десяти я бывал на южных сборах, на тренировках в Москве. Как сейчас, помню упражнения, в которых участвовал отец. Устанавливал он, например, десять мячей на линии штрафной площадки и бил по воротам Борису Разинскому. Удар был не особенно сильным, но редкой точности: по заказу отец отправлял мяч в левый верхний угол, в правый нижний, на высоте метра, впритирку со штангой... А к концу тренировки Виктор Федоров, Александр Петров обычно просили: "Григорий Иванович, покажите класс." Они уходили с мячами на фланги и оттуда навешивали в штрафную, а отец бил с лету. Поразительно, как он группировался, клал корпус, ловил мяч так, что прикладывалась нога плотно, и удар получался мощный! У нас на тренировках тоже может удар такой выйти раз-другой, но чтобы подряд серия - такого я с тех пор ни у кого не видел. Такое совершенство - от природы, талант.

- Как вы думаете, тогда больше тренировались?

- Не думаю, а твердо знаю, что меньше. Время было другое, меньше требований, меньше обязанностей у футболистов в игре. За счет способностей можно было достичь большего, чем сейчас. Сегодня футбол заставляет всех, даже самых талантливых, проявлять огромное трудолюбие, работоспособность. Отцу сейчас пришлось бы гораздо больше тренироваться и в игре затрачивать больше усилий. Он об этом сам говорил футболистам, когда работал тренером, а прошло ведь с тех пор уже шестнадцать лет. Футбол усложнился, требует еще большей отдачи. Другое дело, что наше трудолюбие не поспевает за темпами развития игры, и не все понимают, как много надо теперь работать.

- С какого же возраста вы начали заниматься в юношеской команде?

- В 13 лет я поступил в ФШМ, и моим первым официальным тренером стал Константин Иванович Бесков. Интересно, что, рассказывая нам о мастерстве Григория Ивановича, Бесков в первую очередь отмечал не федотовский удар, а его понимание игры, умение дать хороший пас партнеру. Правда, когда я забил сравнительно недавно гол в ворота' сборной Кипра - с лету, правильно положив корпус, - Константин Иванович дома сказал мне: "Ты все сделал точно, как отец". В юношеской команде и потом в команде мастеров ЦСКА, куда меня пригласил Бесков и восемнадцатилетнего поставил в основной состав, я тоже, хоть и забивал достаточно, очень ценил пас и старался быть "комбинатором".

- Как я понимаю, это у вас осталось навсегда, за умение вести игру вас обычно и ценят...

- На словах-то все признают, что нашим командам нужны диспетчеры, организаторы игры, что в футболе главное - мысль. Но на практике получается, что к диспетчерам всегда наибольшие претензии, их умение "читать" и вести игру тренеры зачастую считают как бы второй задачей, требуя от них прежде всего выполнения заданий по обороне, по нейтрализации соперников. Наверное, поэтому футбольная карьера таких игроков, как Короленков, Гусаров, Амбарцумян, заканчивается раньше, чем полузащитников-работяг. Не случайно Панаеву или Мунтяну приходится чаще выслушивать критические замечания, чем, скажем, Киселеву, Булгакову или Трошкину. Вот и я в сборной какой-то спорный игрок! Чувствую к себе настороженное отношение. Предпочтение часто отдается полузащитникам, выполняющим локальное задание или так называемый "большой объем работы". Ну, в сборной еще куда ни шло: там ведь есть Мунтян, Коньков, Андриасян! А в ЦСКА только мне приходится выполнять обязанности организатора атакующих действий. И если игра не получается, меня считают первым виновником. Б современном же футболе, я убежден, каждый полузащитник, и не только полузащитник, а любой игрок - должен быть "комбинатором".

- Но ведь вы хавбеком стали не сразу?

- Когда нападающих было четверо, я играл чуть сзади и при этом много забивал. Но самое большое удовольствие, повторяю, я получал от игры в пас, особенно взаимодействуя с Борисом Казаковым. К сожалению, только после его ухода из ЦСКА, я по-настоящему понял, как хорошо было играть с ним. Он не был примитивным "тараном", действовал впереди разнообразно, защитникам соперников доставлял столько трудностей, что нам, его партнерам, облегчал жизнь. Но вот команды стали играть с тремя форвардами, и я логично оказался в средней линии. Сразу почувствовал, что необходимость активно участвовать в обороне обедняет мою игру, я реже стал появляться впереди. Конечно, в идеале нужны игроки-универсалы, но, пока их мало, нужно так распределить обязанности в команде, чтобы каждый больше занимался тем, в чем он полезнее, сильнее. Вспомните, Воронин на чемпионате мира в Англии сумел нейтрализовать Альберта и Эйсебио, но в тех матчах он меньше участвовал в созидательной игре.

- Один тренер недавно сказал мне: "Федотов всем хорош, да вот "машинки" не хватает".

- Не согласен я с этим. Физических сил у меня достаточно, но вот не всегда хватает душевного подъема. Причем в тех матчах, когда поставлена задача сначала не дать сыграть сопернику и. лишь при случае сыграть самому. А когда, мне говорят: "Ты должен играть, а не работать, атаковать, создавать игру для форвардов", вот тогда у меня "машинки" хватает.

- Вам уже тридцать. Как вы считаете, все ли вам удалось сделать в футболе, что хотели, счастливой ли была ваша спортивная жизнь?

- Однозначно тут не ответишь. Кажется, я могу быть удовлетворен внешней, что ли, стороной своей футбольной жизни. Играл только в самой любимой команде - ЦСКА, был чемпионом страны, лучшим бомбардиром, членом сборной СССР. Постараюсь довести счет голов до ста и попасть в Клуб Григория Федотова, Но в каждом пункте есть свое "но". Почти все время, что я играю, ЦСКА переживает трудные времена, постоянно идет разговор о становлении, поисках игроков и игры. Часто менялись у нас тренеры и футболисты - чуть ли не 50 нападающих были за это время моими партнерами! Однажды мы вышли на поле, и ц обнаружил, что не знаю имен половины игроков. А каждая смена тренера... В таких условиях нелегко было оставаться самим собой. А для того чтобы игра приносила полное удовлетворение, команда и каждый футболист должны иметь свое игровое лицо, отстаивать собственные взгляды. Если бы в ЦСКА был в эти годы настоящий цельный коллектив, то было бы больше уверенности и в партнерах, и в себе и забил бы я больше и больше пользы принес бы команде.

- Но вы ведь еще не собираетесь заканчивать?

- Конечно, нет. Совершенно не чувствую груза 30 лет. Если бы вы не напомнили, если б другие не. напоминали... Нет, кончать не собираюсь. Только сейчас я в полной мере осознаю, что такое настоящий футбол. У меня теперь меньше интуитивных, подсознательных действий, стараюсь все делать осмысленно, понимаю, на. чем нужно сосредоточиваться в тренировках, как лучше готовиться к играм. Никогда не соглашусь, что 30-летние должны заканчивать. Разве не обидно, например, что так рано сошли Маношин, Мамыкин? Если б они, да и некоторые другие, остались в ЦСКА в свое время, вероятно, не затянулось бы так надолго становление нашей команды.

- Вы говорили, что не вы выбрали футбол, что это он, так сказать, вас выбрал. Теперь, как сложившийся человек, задумывались ли вы о том, что вообще футбол дает людям, в чем причина такой его популярности, такого внимания к нему со стороны миллионов людей?

- Да, трудный вопрос. Придётся начать издалека. Мне было всего 12 лет, когда я понял, что в футболе есть и нечто иное, кроме его технической стороны. В 1955 году команде ЦСКА вручали Кубок перед матчем с "Торпедо". Я сидел на восточной трибуне стадиона "Динамо". Зрителей было множество. Когда армейцы совершали круг почета, все аплодировали. Отец вместе с другими тренерами. шел впереди цепочки игроков. И вот зрители, сидевшие вокруг меня (они не знали, конечно, что я его сын), приветствовали его, обращались к нему с теплыми, дружескими словами, как к близкому, даже родному человеку. Он слышал их, улыбался, махал рукой, а ведь он тогда уже давно не играл! Тогда-то я и понял, что футбол не кончается с последним свистком судьи. Футбол приносит людям радость, и они благодарят тех, кто честно ему служит. В футбольной игре, как в искусстве, есть неповторимость, поэтому нам и запоминаются красивые голы и футболисты, играющие красиво. Из отдельных, присущих только им черточек складывается и остается надолго в памяти облик команды, облик игрока.

Наконец, десятилетие в большом футболе - это концентрированный отрезок жизни, насыщенной борьбой, страстями. И футбол требует полного проявления наших человеческих качеств: трудолюбия, ума, честности, товарищества. Футбол заставляет нас пережить высшие эмоциональные нагрузки, дает испытать радость и горе, счастье и разочарование. Бывает, что сильные на поле люди, испытавшие все это, в жизни оказываются слабыми. Но хочется верить, что это исключения. Хочется, чтобы мастера футбола, закончив играть, оставались и в жизни такими же сильными. То, что было плохого в нашей футбольной биографии, забудется, а хорошее останется навсегда. Но сейчас мне пока трудно даже представить себе, как и могу оказаться вне футбола...

- И о чем же вы мечтаете?

- Мечтаю, чтобы Гришка когда-нибудь испытал по отношению ко мне то, что я, двенадцатилетний, почувствовал, когда мой отец с армейцами совершал круг почета. Мечтаю, чтобы Григорий-младший прожил яркую жизнь в футболе. Должна же ведь проявиться наследственность!..

В. ВИНОКУРОВ. Еженедельник "Футбол-Хоккей", 1973 г