Лучшие спортсмены России

Биографии и спортивные победы
 
 

Галямин Дмитрий Александрович

galyamin_01.jpgГалямин Дмитрий Александрович. Защитник. Мастер спорта.

Родился 8 января 1963 г. в г. Москве.

Воспитанник школы московского "Спартака".

Выступал за клубы ЦСКА Москва (1981 - 1991), "Эспаньол" Барселона, Испания (1991 - 1994), "Мерида", Испания (1994 - 1995).

Чемпион СССР 1991 г. Обладатель Кубка СССР 1991 г.

За сборную СССР/России провел 19 матчей. Также за сборную СССР сыграл в 1 неофициальным матче.

Участник чемпионата мира 1994 г.

Детский тренер в команде "Эспаньол", Испания. Детский тренер в команде "Паламос", Испания. Главный тренер клуба "Динамо" Санкт-Петербург (2002). Главный тренер клуба "Кристалл" Смоленск (2003). Главный тренер клуба "Химки" Химки (2003). Тренер в ЦСКА Москва (2003). Главный тренер клуба "Томь" Томск (2003 - 2004). Тренер в ЦСКА Москва (2004). Главный тренер клуба "Анжи" Махачкала (2004 - 2006). Главный тренер клуба "Спартак" Нижний Новгород (2006).

ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ ДОЛГ

Молодой тренер напоминает Махачкале Гаджиева - и манерой, и тренерским почерком. Махачкала ждала наследника - Махачкала получила. И счастлива. Гаджиев ночи напролет просиживал в "люксе" гостиницы "Приморская" на одной городской окраине. Галямин - на другой. Занятие одно. , , . Кассеты, кассеты, кассеты.

- Сергея Алейникова, человека вашего поколения, российский футбол разучил улыбаться. Для вас первые месяцы работы в России тоже стали потрясением?

- Большого потрясения не было. Я ведь достаточно часто приезжал в Россию и видел, насколько запущен у нас футбол по сравнению с Испанией. Незадолго до приезда закончил тренировать "Паламос", команду третьего дивизиона - это приблизительно уровень нашего КФК. Так тот мой клуб мог бы играть на уровне российского первого дивизиона. И был бы в середине таблицы, месте на седьмом.

- Из Испании вы возвращались не размякшим? Не заставляли себя быть жестким?

- Нет, я реально подходил ко всему. Чтобы давать результат, надо адаптироваться как можно быстрее. Приезжал-то я на два-три месяца, меня пригласили в питерское "Динамо" даже не тренером, а спортивным директором. Наладить инфраструктуру, помочь молодой команде разобраться в нюансах футбольного бизнеса. Но через неделю пришлось принимать команду уже в качестве главного тренера. Не знал ни одной команды, ни одного футболиста, знакомился на ходу... Какой-то опыт был, я закончил в Испании школу тренеров, но давать результат в России тогда был просто не готов.

- Первое большое потрясение в России?

- После одной игры пошли внутренние разборки: договорный матч или нет? После десяти испанских лет эти разговоры моментально вернули к российской действительности. К счастью, тогда оказалось, что ни в чем питерское "Динамо" не замешано, но я понял, куда приехал.

- Ненормативную лексику быстро вспомнили?

- Ненормативная - она не забывается...

- Если бы сегодня не тренировали в Махачкале, чем бы занимались?

- Предложений было много. Звали и спортивным директором, и вторым тренером в хорошую команду премьер-лиги. Но, поскитавшись по клубам, я решил: на сей раз абы куда не пойду. Мне были важны не столько деньги, сколько условия для работы.

- Хорошие здесь условия?

- Для результата - более чем. Но была бы сейчас возможность пойти в премьер-лигу поработать вторым тренером, с удовольствием пошел бы. Не ко всем, естественно: к Гаджиеву, Семину... Тренеру нужно время от времени смотреть на вещи со стороны, постоянно обновлять знания. Работа вторым тренером у хорошего специалиста в премьер-лиге - как раз такая возможность.

- Малофеев, уходя из "Анжи", сказал: "Интернациональный долг я выполнил..." Вы тоже его выполняете?

- Интернациональный долг выполняли в Союзе по разнарядке. Отправляли работать кого на Крайний Север, кого на юг. Меня ехать в Махачкалу никто не принуждал. Выбрал самое интересное предложение с точки зрения тренерской карьеры.

- Пока не пожалели?

- Конечно, нет.

- Разве не вы говорили о гигантской разнице в классе между первым дивизионом и высшим?

- Говорил. И за последние три года она увеличилась. Финансовые возможности клубов премьер-лиги выросли в десятки раз. А первая лига осталась на том же уровне.

РУССКИЙ НА КАВКАЗЕ

- Русскому на Кавказе тяжело?

- Смотря как к этому подходить. Нужно уважать людей, с которыми работаешь. Со своим уставом в здешний монастырь лучше не соваться. Надо просто делать свое дело. Если есть взаимное уважение, то работать на Кавказе не скажу, что просто, но можно.

- А когда-то вы дипломатом не были. И Юрий Морозов, уходя из ЦСКА, в прощальном слове помянул футболиста Галямина персонально.

- Было такое. Шли последние игры чемпионата, и Юрий Андреевич высказал все, что обо мне думает: "Наконец-то я с тобой прекращаю работать!" А я ответил примерно тем же. Но прошло время, и я понял, как много мне дал Морозов за четыре почти невозможных года. И не мне одному. Понял, только когда сам стал тренером. Морозов учил играть в футбол, пусть и своими методами - палкой, беготней, руганью. Но это давало результат.

- Вернемся к Кавказу. Так что для русского человека здесь самое тяжелое?

- Застолья! Встречают везде так, что отказать трудно, а я человек малопьющий... С утра тяжело.

- Ожидали от себя такого самоотречения? Сидите целыми днями на базе, в двадцати километрах от города. И город-то - не Москва, а Махачкала.

- Я спокойно к этому отношусь, и семья тоже. Приходится жертвовать многим, но с результатом получаешь и удовольствие от работы.

- Я помню ваше интервью десятилетней давности. Вы сказали: жизнь дается один раз, и прожить ее надо там, где хорошо. Поэтому никогда в Россию не вернусь.

- Может, я такое и говорил... Вопрос, что вкладывать в понятие "прожить хорошо". Если говорить о комфорте, то даже разговора быть не может - надо садиться в самолет, возвращаться в Испанию и больше ни о чем не думать. Но творчество заслоняет многое. Я сознательно выбирал профессию. Были футболисты, которые мне отказывали именно по мотивам, связанным с безопасностью в городе. Кстати, с игроками я всегда веду переговоры лично. Иногда встречаюсь с человеком, а у того ни одного футбольного вопроса. Его не интересуют задачи команды, условия работы, база и стадион. И я сразу прекращаю разговор. Нет смысла сюда затаскивать человека, который бытовые условия ценит больше, чем сам футбол.

- Много таких было?

- Человека два-три. Еще были примеры, когда у кого-то жена не хотела сюда ехать.

- Как будто ваша хотела.

- Моя жена прожила в Махачкале полтора месяца. Дети сюда приезжают. Никаких проблем. Но у некоторых семья против, чтобы ехать в "горячую точку"... Вот к этому я еще могу с пониманием отнестись. Мовсесьяна, например, приглашал в прошлом году, но он отказался по семейным причинам. С тех пор людей приглашаю в Махачкалу вместе с семьей. Пусть приедут, посмотрят. За полгода работы ко мне ни один футболист не подошел со словами: "Отпустите, я ошибся, приехав сюда..." Но были моменты, когда мне пришлось расставаться с футболистами и говорить: "Я ошибся, пригласив вас".

- Самое большое бытовое ЧП за эти месяцы в Махачкале?

- Воду пару раз отключали. И все.

КАПИТАН

- Как отреагировали, когда узнали, что подрались Гришин с Агаларовым?

- Достаточно спокойно. Я не помню ни одной команды, чтобы в течение сезона кто-то с кем-то не сцепился. Даже я дрался. Что не выплеснулось на поле, переходит за его пределы, и ничего страшного в этом нет. Хорошего тоже мало, но подходить к этому надо спокойно. Я разобрался. Это можно назвать скорее стычкой, чем дракой...

- Отчислить Агаларова - не самый простой шаг?

- А кто говорит, что отчислил я его за драку? Но вы правы: это самое трудное решение, которое мне приходилось принимать в "Анжи". Агаларов - не просто капитан команды. Еще и порядочный человек, который очень много сделал для клуба. Несравненно больше, чем я. И решение об отчислении я принимал страшно тяжело. Мне хотелось бы, чтобы сам Агаларов понял: выбора не было...

- Вы же наверняка знаете, что он не поймет...

- Да, не поймет, каким бы умным и порядочным человеком ни был. Но пройдет год, два, три... Дай бог, чтобы Руслан стал тренером. У него огромный опыт и хорошие задатки.

- Сами ему объявили об отчислении?

- Разумеется. Он достаточно сдержанный человек. Не было ни крика, ни шума...

- Зато вы наверняка беспокоились, как Махачкала это воспримет?

- Нет. Если я буду принимать решения, исходя из "политических моментов", на пользу это команде не пойдет. У меня уже были такие ошибки в Томске, стараюсь их не повторять. Команда отреагировала тяжело, но ничего не поделаешь...

- С кавказскими игроками обращаться надо тоньше, деликатнее или как со всеми, чтобы не изменять себе?

- С ними легче. У Кавказа есть плюсы. Молодые воспитаны в уважении к старшим, даже религия помогает - у них меньше вредных привычек, чем у русских или украинцев.

- Душевного контакта добиться сложнее?

- Я не собираюсь лезть ко всем в душу. Кто хочет ко мне зайти - тот всегда знает, что дверь открыта. У каждого свой характер, и я никого перевоспитывать не собираюсь. У меня со всеми футболистами рабочие отношения. Выполняешь - играешь. Нет - получаешь штраф.

ИНОСТРАНЕЦ

- Появились у вас в этом городе любимые места?

- Нет. Слишком плотный график работы. Это как раз еще одна особенность Кавказа: мне как главному тренеру приходится решать массу бытовых вопросов, которые без меня так и зависнут... Это в ЦСКА, московском "Динамо" или "Локомотиве" такие темы тренера не касаются. А мне как минимум надо их контролировать.

- Онопко мне недавно интересную вещь сказал. Я, говорит, наполовину испанец. Вы про себя не хотите то же самое сказать?

- Скажу иначе: за десять лет, проведенных в Испании, я получил огромное удовольствие оттого, что жил именно в этой стране. Очень люблю Барселону. Полюбил даже испанский образ жизни, несколько бесшабашный. Полная противоположность немецкому менталитету, например. Те живут, чтобы работать. А испанцы работают, чтобы наслаждаться...

- Научились жить так же?

- Да. Научился. Так и жил бы, если бы не издержки профессии.

- Про того же Алейникова уволивший его Белоус, генеральный менеджер, сказал: "У нас уже был иностранный тренер". Вы себя никогда не чувствовали иностранным тренером в России?

- Чувствовал. И по-прежнему живу в немного другом мире. Вижу, как нам далеко до футбольной страны, до той же Испании.

- Бразильцы, играющие в России, из своих квартир делают маленькую Бразилию. А вы не пытались сделать из своего махачкалинского люкса Испанию?

- В моем номере чисто рабочая обстановка. Форма, книги, кассеты, ничего лишнего.

- Квартира в Москве у вас осталась?

- Продал. Прописан, правда, у тещи. И российский паспорт с пропиской остался, и военный билет.

- Какое воинское звание в нем значится?

- Капитан. До майора три месяца не дотянул.

- Кого-то заграница научила считать деньги. А вас - тратить?

- Не то что "тратить"... Научила жить так, как надо жить. Именно Испания, а не заграница вообще. Десять лет прожито в удовольствие. И меня эти годы сделали гораздо спокойнее по-человечески.

- Возвращаться или оставаться - трудный был вопрос?

- Нет, я его сразу решил. Такие были времена, что принималось решение несложно. Сейчас рассудил бы по-другому.

- Испанские журналисты вас сразу забыли?

- Звонят, но очень редко. Как наши дозванивались только тогда, когда нужно было что-то по Испании подсказать, так теперь и испанцы. В последний раз звонили с полгода назад то ли из Marca, то ли из Don Balon... Спрашивали, на что ЦСКА может претендовать в Кубке УЕФА.

- Что ответили?

- Прогнозировал полуфинал. Это было перед игрой с "Бенфикой", и испанцы посмеялись...

"ЭСПАНЬОЛ"

- Самый непростой в бытовом плане выезд в первой лиге?

- Владивосток. Лететь девять часов.

- На наших стадионах тоска по Испании обостряется?

- Нет. Я десять лет как закончил карьеру игрока. Просто видишь, что очень многого здесь не делается.

- В "Эспаньоле" вас поразила гигантская база данных по европейскому футболу.

- "Эспаньол" тратил порядка 600 - 700 тысяч долларов в год на селекционный отдел. А на трансферы - в 3 - 4 раза меньше, чем наши клубы.

- Сколько же тогда в "Барселоне" тратилось?

- Не знаю. Если больше, то не намного, но, главное, затраты окупаются. В этом чемпионате "Эспаньол" занял пятое место и попал в зону УЕФА, купив перед сезоном пятерых игроков и потратив на все приобретения 450 тысяч евро. Из них 300 тысяч ушло на камерунского вратаря Камени, двое пришли бесплатно и двоих взяли в аренду.

- Заиграли бесплатные и арендованные?

- Из пяти - четверо. Тот же Камени был признан одним из лучших в испанском чемпионате. Откуда такой результат? Просто деньги не вкладывались вслепую. Селекционный отдел занимался этим круглогодично. У нас же нет такой селекции, могу сказать абсолютно точно. Ни в одном клубе.

- Даже в ЦСКА?

- Нигде.

НЕСТАНДАРТНЫЕ

- Как-то вы играли с питерским "Динамо" в Нальчике и потом назвали это одним из первых потрясений в России.

- Нальчик - это отдельная история. Слава богу, что сейчас стало больше порядка и с судейством, и с поведением самих футболистов. В том же Нальчике теперь играть приятно - хорошее поле, обстановка, приятный город... А тогда вратарь Нальчика ударил локтем нашего игрока - и моментально получил красную. По правилам, надо было еще пенальти ставить, да судья испугался - дал свободный в нашу сторону. Но особенно меня поразила пресс-конференция. Ешугов, тренер, говорит: "Не понимаю, зачем такой команде, как Питер, покупать судей..." Я чуть в обморок не упал.

- Чтобы жить в этой системе, надо было освоиться. Вы освоились?

- В какой-то степени...

- Вам довелось работать с нестандартными людьми. Тем же Амелиным, хозяином питерского "Динамо".

- Он и пригласил в Россию. Вместе с тогдашним генеральным директором Алексеевым заезжал в Испанию, попросил меня помочь с организацией товарищеских игр, рассказать, как работает клуб "Эспаньол", школа... Увиденное их поразило. После этого Амелин мне позвонил и предложил приехать на несколько месяцев - помочь организовать то же самое в Петербурге. Приехал, посмотрел, согласился... Составил план, за который Амелин с энтузиазмом ухватился. Но через неделю мне пришлось тот план забросить и просто заниматься командой. Шесть-семь игр провел как исполняющий обязанности, но начали выигрывать, и меня назначили на постоянную работу. Так что ни один пункт программы выполнен не был. Амелин мог бы чего-то достичь с этой командой, но в России слишком многое решает политика. С левыми ты или с правыми, на ту ли лошадь поставил... Надо угадать. А он не угадал.

- Тянет к таким людям?

- Такие мне уже встречались. В Испании моим президентом какое-то время был Дмитрий Питерман. Он сейчас хозяин "Алавеса", вышел в премьер-лигу. Удивительный человек по мышлению, ведению бизнеса, проектам...

- И чем же Питерман вас особенно удивил?

- Постоянно удивлял. Но самое-самое, конечно, - мое назначение и снятие с должности. Назначает меня главным тренером "Паламоса" за неделю до чемпионата. Приезжает в Испанию, отыскивает меня: "Я не знаю эту лигу, помоги разобраться..." По-испански тогда Питерман говорил плохо.

- Помогли?

- Помог собрать команду. Проходит неделя-две, до начала чемпионата остается несколько дней - новый звонок: "Ты эту команду собирал - ты ее и тренируй. Я сегодня тренера уволил..." Что делать? Принимаю команду. Хорошо ли я работал, нет, но команда была неплохая. Проходит какое-то время, готовлюсь к новому сезону, набираю состав. Питермана месяц в Испании не было - улетел в Америку, у него там бизнес. Возвращается, а мы как раз проводим на выезде первый матч с очень сильной командой. Играем 2:2, причем оба гола нам забивают с пенальти. И после матча Питерман меня снимает.

- Как это?

- А вот так. Для Испании ситуация совершенно непонятная, почти шоковая. Первый тур, 2:2 на выезде... Как-то интересно Питерман это объяснил - вроде того, что его концепции с моими не совпадают. Тоже нестандартный человек - в принятии решений. Но в бизнесе исключительно умен. Может, не слишком коммуникабелен, мало с кем уживается, прямолинеен... Именно поэтому у Дмитрия возникали проблемы, когда он был хозяином "Расинга". Но я не жалею, что с ним работал. Он понимает спорт и его психологию. Может, потому, что сам бывший спортсмен - прыгал тройным, даже в сборную США входил.

- Вы не без юмора, наверное, относились и к нему, и к тому же Амелину?

- Никакого юмора. Это люди, которые любят футбол и умеют зарабатывать деньги. Вам и не представить, в какую копеечку обходилось Амелину питерское "Динамо". Конечно, он это делал из каких-то стратегических соображений, но тратил из своего кармана миллионы долларов. Тот же случай - Питерман. Да, он обеспеченный человек, у него вторая в мире коллекция Сальвадора Дали...

- У кого первая?

- Первая принадлежит государству. Испании.

АНАТОЛИЙ ФЕДОРОВИЧ

- Бышовец тоже человек удивительный?

- Меня Анатолий Федорович ничем не удивлял. Прямая противоположность тем, о ком только что говорили. Прагматик, никакого авантюризма, человек, который прошел футбол от и до. Когда я говорил "а" - он уже знал "б". Я понимаю, Бышовец в нашем футболе фигура в последние годы одиозная. Процентов восемьдесят людей относятся к нему скорее отрицательно, но я спокойно с ним работал полгода... Мы не друзья и не партнеры. Но Бышовец мне помог плодотворно работать в "Химках". Хотя были и отрицательные моменты.

- Полгода нервов?

- Нет. Он меня никогда не дергал, относился с большим доверием, какого, как мне рассказывали мои предшественники, к ним не было.

- А в чем же отрицательные моменты?

- Если я в каких-то футбольных вещах ошибусь в "Анжи", никто этого не заметит. Надо мной нет человека, который бы разбирался во всем на профессиональном уровне. А в "Химках" был - вице-президент. Если я делал ошибку, то он все видел. Иногда говорил, иногда нет. Такая совместная работа не позволяла расслабляться.

- А знали, что к нему игроки ходили на вас жаловаться?

- Знал. Даже знал кто. Но Бышовец, как мне потом стало известно, ответил им приблизительно так: "Если у вас есть какие-то нефутбольные вопросы - давайте обсудим. Если только футбольные, то за этим - к Галямину..."

АГЕНТЫ

- Как-то вы собственную востребованность в России объяснили коротко: "Везет!" Пошутили?

- Наверное, сейчас она уже больше определяется результатами. И в России, и в Испании выбирают тренеров по предыдущей работе, по слухам среди руководителей, по блату.. Но в России тренерская профессия - исчезающий вид. Как в детском футболе, так и в тренерских кадрах сломана абсолютно вся система тренерской подготовки. Ее просто нет.

- Арсен Найденов как-то собственную востребованность объяснил просто и понятно: "Я очень порядочный и добрый". Вы про себя так сказать можете?

- Уф, не знаю... Мне бы не хотелось, чтобы моя востребованность была оценена такими качествами.

- Кстати, вы же и агентом успели поработать?

- Был такой вратарь, Томми Н'Коно. Из сборной Камеруна. Он тоже играл в "Эспаньоле", а потом пристроился в одном футбольном агентстве. Попросил помочь с трудоустройством некоторых игроков. И я помогал. На моем счету есть два-три трудоустроенных игрока, но это всего лишь помощь. Агентом я не был, скорее переводчиком. Параллельно с занятиями в испанской школе тренеров.

- Самая большая удача?

- Радченко помог продать в Японию. На полтора года. Но удача была только в том, что именно мне позвонили и попросили подобрать нападающего. И я назвал фамилию Радченко. Вот и вся работа.

- "Спасибо" от Дмитрия услышали?

- Конечно. У нас и сейчас отличные отношения.

- А несостоявшийся переход Веретенникова в "Саламанку" - самая большая неудача?

- Да, он тоже мог оказаться в Испании. Но я за давностью не помню, почему сорвалось. И там я больше работал в качестве переводчика. Участвовать детально мне даже интересно не было.

- Вы сейчас много общаетесь с агентами. Чем наши отличаются от испанских?

- Думаю, в последние годы мало чем. Наши стали работать профессиональнее. Но крупные испанские агентства - это целые холдинги. Я знаю в Барселоне пару агентств, где работают порядка 25 человек. Ведут игроков по странам, по лигам, по зонам... Два-три руководителя подбирают себе сотрудников, которые умеют работать с людьми и у которых хороший вкус к футболистам. Эти агенты ездят и по юношеским чемпионатам, и в Африку, и в Азию, и куда угодно. Непростая профессия, если заниматься этим основательно. То, к чему наши еще не пришли.

140 000 ДОЛЛАРОВ

- Самый тяжелый ваш день в Испании?

- День подписания контракта. Очень долго шли переговоры, 6 - 7 часов. ЦСКА с "Эспаньолом" никак договориться не могли. Хотя вроде бы все вопросы были обговорены.

- ЦСКА представлял Мурашко?

- Да. Малоприятное было ожидание. Не очень-то и хотели меня отпускать из ЦСКА, переговоры могли завершиться чем угодно. Садырин был настроен решительно - сохранить состав и играть с ним в Лиге чемпионов. Но учитывая, что контракт я сам себе нашел, пришлось настаивать, чтобы меня продали в "Эспаньол". Да еще и Корнеева за собой подтащил. В тот момент отношение ко мне руководителей ЦСКА было тяжелое.

- Самый трудный день в России после возвращения?

- Помню, уже принял команду в Питере, выхожу в первый раз на тренировочное поле, смотрю и думаю: "Боже мой, кого я начал тренировать? Мне это надо, да на таком огороде?!"

- Город, в котором после возвращения особенно приятно выигрывать?

- Выигрывать приятно везде. Но работать особенно приятно было в Питере - футбольный город, потрясающе красивый.

- Запись какой игры собственной команды - не только "Анжи" - хотели бы посмотреть еще раз?

- Самое приятное впечатление осталось от работы в Смоленске. Я имею в виду команду, которая полгода играла бесплатно. За ужин на базе. На выезд ребята ехали неохотно, это понятно, но перед своими трибунами в Смоленске играли раскрепощенно, в веселый футбол... Я был спокоен перед любым матчем: эта команда выиграет ли, проиграет, но покажет хороший футбол. Поэтому я как только приехал в "Анжи" и разместился на базе, сразу нашел среди старых кассет ту, Смоленск против Махачкалы. С удовольствием посмотрел. Не только деньгами меряется футбол.

- Выиграл тогда ваш "Кристалл"?

- 0:0 сыграли. В том Смоленске не было денег, из города в город переезжали на автобусе... Сейчас смотрю на "Сокол", на Корешкова Александра Ивановича и вспоминаю себя, город Смоленск, команду "Кристалл". Дай бог, чтобы у Александра Иваныча все уладилось...

- Любой человек, будь возможность, внес бы в свою жизнь какие-то коррективы. Какой шаг вы бы не сделали в своей жизни?

- Все, что касается футбола, идет поступательно и правильно. В профессиональной карьере серьезных ошибок еще не совершал.

- А может, не послушали бы Садырина и уехали бы на год раньше?

- Кстати, у меня с Павлом Федоровичем был такой разговор... За год до того, как мы стали чемпионами, я пришел к Садырину и сказал, что больше в ЦСКА играть не буду. Тогда ситуация в стране была другая, Бесков в "Асмарал" меня пригласил: "Полгода отыграешь, потом уедешь за границу..." И отправился я на разговор к Садырину. Устал, говорю, от этого клуба за десять лет. Отпустите.

- Не отпустил?

- Это еще не все. Я тогда пошел в "Динамо", переговорил с Толстых. Он дал добро на это. Говорю - заберите меня, не могу больше... Пожалуйста, отвечает. Решай вопросы с Садыриным и добро пожаловать в "Динамо". И два месяца я не тренировался с командой.

- Как Садырин отреагировал?

- Садырин оказался достаточно упертым в этом плане человеком: "Походишь два месяца, потом все равно вернешься..." Тогда невозможно было решать вопросы цивилизованно. И никуда не денешься, пришлось в феврале вернуться в ЦСКА. Но слава богу, что Садырин уберег меня от того шага. В тот год мы и Кубок выиграли, и чемпионат, и в сборной я стал постоянно играть. Но есть и другая сторона. Я считал, что возрастные люди - Брошин, Фокин и я - имели право на другое отношение. Мне было 29, Брошин на год меня старше, Фокин на два.

- Сколько вы получали в Испании в первые годы?

- Если чистыми - может, в год тысяч 140 долларов. Для 1992 года - большие деньги.

- Для русского игрока? Или для испанского чемпионата?

- Для русского - даже говорить не приходится. Да и для испанского чемпионата немаленькие деньги были. "Эспаньол" - клуб средний, не бедный и не богатый.

- Деньги сами себе выбивали?

- Был агент, который умудрился из среднего клуба вытянуть хорошие деньги. Даже по местным меркам. К легионерам в Испании подход очень простой: ты должен быть лучшим в команде. На голову сильнее самих испанцев. Тогда же был еще лимит на легионеров, это сейчас в Европе нет границ... А тогда - трое на поле и один в запасе.

- О чем мечтает сегодня тренер Галямин?

- Чтобы через год-два появились в премьер-лиге футболисты, которые будут говорить вам в интервью: "Я здесь играю благодаря Дмитрию Галямину. Человек мне помог..." Пусть такой будет один. Или два. И тогда я скажу самому себе: "Не зря проработал в первой лиге!"

Юрий ГОЛЫШАК. "Спорт-Экспресс", 22.07.2005 г.

ПЕРВАЯОЛИМПНЕОФИЦДАТАМАТЧПОЛЕ
игигиг
    1 09.10.1990   СССР - ИЗРАИЛЬ - 3:0д
1     23.11.1990   ТРИНИДАД И ТОБАГО - СССР - 0:2г
2     30.11.1990   ГВАТЕМАЛА - СССР - 0:3г
3     27.03.1991   ФРГ - СССР - 2:1г
4     17.04.1991   ВЕНГРИЯ - СССР - 0:1г
5     21.05.1991   АНГЛИЯ - СССР - 3:1г
6     23.05.1991   АРГЕНТИНА - СССР - 1:1н
7     29.05.1991   СССР - КИПР - 4:0д
8     13.06.1991   ШВЕЦИЯ - СССР - 2:3г
9     16.06.1991   ИТАЛИЯ - СССР - 1:1н
10     25.09.1991   СССР - ВЕНГРИЯ - 2:2д
11     12.10.1991   СССР - ИТАЛИЯ - 0:0д
12     13.11.1991   КИПР - СССР - 0:3г
13     19.02.1992   ИСПАНИЯ - СНГ - 1:1г
14     06.10.1993   САУДОВСКАЯ АРАВИЯ – РОССИЯ – 4:2г
15     29.01.1994   США – РОССИЯ – 1:1г
16     02.02.1994   МЕКСИКА – РОССИЯ – 1:4н
17     20.04.1994   ТУРЦИЯ – РОССИЯ – 0:1г
18     29.05.1994   РОССИЯ – СЛОВАКИЯ – 2:1д
19     24.06.1994   ШВЕЦИЯ – РОССИЯ – 3:1н
ПЕРВАЯОЛИМПНЕОФИЦ 
игигиг
191