Лучшие спортсмены России

Биографии и спортивные победы
 
 

Архив - 'Ф'


Файзулин Ильшат Галимзянович

fayzulin_01.jpgФайзулин Ильшат Галимзянович. Нападающий.

Родился 5 марта 1973 г.

Выступал за команды ЦСКА Москва (1989 - 1995), "Расинг" Сантандер, Испания (1995 - 1997), "Вильяреал", Испания (1997 - 1998), "Алверка", Португалия (1998 - 1999), "Хетафе", Испания (2000 - 2001), "Динамо-СПб" Санкт-Петербург (2002), "Металлург" Липецк (2002), "Динамо" Санкт-Петербург (2003), "Видное" Видное (с 2004-го).

Чемпион СССР 1991 г.

За сборную России сыграл 1 матч. За олимпийскую сборную России сыграл 2 матча.

Первый гол Ильшата Файзулина за основной состав ЦСКА принес ему лавры "спасителя". Дело было в конце ноября 1991 года. В своем манеже армейцы принимали в ответном кубковом матче ташкентский "Пахтакор". После того как в первой встрече команды разошлись с миром -1:1, никто не сомневался, что в родном ЛФК москвичи без труда возьмут верх. Однако все оказалось не так просто: быстро забив два гола, хозяева расслабились, и на перерыв команды ушли при счете 2:2, устраивавшем гостей. Как ни бился ЦСКА во втором тайме, ему никак не удавалось преодолеть сопротивление отчаянно оборонявшегося "Пахтакора".

Спасение пришло в считанные минуты до конца игры: вышедший на замену 18-летний паренек забил победный гол и вывел команду в четвертьфинал Кубка. Через полчаса после игры, когда армейцы начали выходить из раздевалки, довольные болельщики приветствовали вчерашнего дублера одобрительными возгласами: "Вот он, спаситель! Молодец, парень!". Он шел, явно смущаясь и не поднимая глаз. но был не в силах, скрыть довольную улыбку.

Сегодня ЦСКА попал в ситуацию, куда более сложную, чем в том кубковом матче. Одним голом, пусть даже голом Файзулина - думаю, каждый согласится со мной в том, что его голы практически всегда представляют собой что-то исключительное, - команду не спасешь. Здесь придется немало постараться всем. В том числе и ему.

- Ничего, - уверен Ильшат, - все будет в порядке. Начало сезона далось нам нелегко: не было уверенности в себе, настроя какого-то, удачи, наконец. Игры Лиги чемпионов тоже много сил отняли. Ну, а теперь наши дела пошли лучше от матча к матчу. И уверенность появилась, и слаженность. Так что скоро все будет совсем хорошо. Я думаю, это и по игре заметно.

- Заметно. Вот и в твоей игре налицо прогресс: если ты раньше в основном забивал сам, то теперь чаще стал отдавать голевые пасы партнерам, как, например, Корсакову в матче с "Ротором".

- Да я, в общем-то, в пас всегда играл. Просто раньше не так удачно получалось. Это ведь дело везения.

- Только везения? А может быть, еще чего-нибудь: техники, мысли, работы? Неужели все свои прекрасные голы, хитроумные финты ты объясняешь только везением?

- Голы, пожалуй, - да. Здесь без везения не обойтись. Ну, а техника, финты - за это спасибо Владимиру Сергеевичу Бобкову, моему тренеру в московской ФШМ. Без него я бы никогда не стал играть так, как играю сейчас.

В ФШМ к Бобкову Ильшат попал в шестом классе, приехав в Москву из маленького городка Осинники Кемеровской области, где с самого детства играл летом в футбол, а зимой - в хоккей с мячом. Время первого в жизни серьезного выбора подошло в третьем классе, именно тогда Ильшат решил полностью переключиться только на футбол. А спустя три года они с тренером увидели в газете "Советский спорт" объявление о наборе в ФШМ и решили, что это как раз то, что нужно. Написали письмо, получили ответ. Потом Ильшат поехал в Москву, его посмотрели и приняли в школу-интернат...

- Ну вот, а в 90-м, когда я закончил школу, меня пригласили в ЦСКА. Два года провел в дубле, потом понемногу стал появляться в основном составе.

Потом первый гол, за ним второй, вот и постоянное место в основном составе ЦСКА, которое забронировано Ильшатом уже почти два года, если не считать иногда возникающих проблем со здоровьем, как, например, в конце прошлого сезона.

- Горло у меня что-то слабовато. Водички холодной попьешь - и на тебе, мигом распухает. Говорят, гланды надо вырезать. Вот вырежу, и все будет в порядке.

- Вот и отлично! Устранишь гланды, останутся только защитники, а с ними ты пока - тьфу-тьфу - вроде бы без проблем разбираешься. Кстати, как ты думаешь: наверное, перед игрой с вами многие тренеры дают своим защитникам специальные задания по нейтрализации особо опасных игроков, к которым уж ты-то относишься в первую очередь? Ощущаешь это как-нибудь во время игры?

- Трудно сказать, сейчас все играют жестко. Может, просто все тренеры одинаково настраивают?

- Некоторые нападающие любят, чтобы защитники находились к ним как можно ближе. Тогда можно такого защитника обмануть прямо в момент получения мяча. А ты как предпочитаешь?

- Нет, я люблю, чтобы мне давали играть, чтобы места у меня было побольше. А там уж я разберусь.

- Тебе часто приходится раздумывать, будучи с мячом, выбирать лучший из нескольких вариантов, искать наилучшее решение?

- В общем-то, нет, я обычно не раздумываю, все само собой получается. Вижу, что кто-то открылся на хорошей позиции, - отдаю мяч ему, не вижу - сам иду.

- А что больше -всего любишь: обводить, бить, пас давать?

- Обводить, конечно. И бить. Да и в пас играть люблю. В общем, все люблю, вот так.

Он все любит, и, может быть, потому у него все получается. Главное - он любит футбол. Сколько ни приходилось видеть его на тренировках, он всегда весел, всегда все делает с видимым удовольствием, с радостью даже. Во время игры, какой бы тяжелой она ни была, вам никогда не удастся увидеть его изможденного лица. Иной раз подойдет футболист поближе к трибуне или попадет крупным планом на телеэкран, и видишь на его лице и в каждом движении такую смертельную усталость, что аж жалко его становится: вот ведь как перетрудился.

Ильшата никто не посмеет обвинить в том, что он на поле бережет силы, не выкладывается до конца. Но при этом он никогда не выглядит измученным. Усталым - да, но в то же время радостным, довольным, может быть, даже счастливым. Футбол всегда в радость?

- Конечно! Играть в футбол - это то, о чем я всегда мечтал, к чему всегда стремился. Это моя главная радость в жизни.

- Но ведь это, тут уж никуда не уйдешь, и труд нелегкий.

 Еще какой нелегкий! Но когда любишь свое дело, самый нелегкий труд все равно становится приятным. А значит, легким.

Ему приятно трудиться на поле, нам приятно видеть его в игре. Приятно наблюдать за финтами, способными запутать любого защитника. Приятно видеть, как легко все ему дается. Еще недавно его замысловатый дриблинг воспринимался как дерзость - дерзость мальчишки, дорвавшегося, наконец, до большого футбола и стремящегося как можно скорее проявить себя. Но сегодня мы уже ждем от него новых и новых головокружительных приемов, воспринимаем их как нечто само собой разумеющееся. Потому что теперь мы знаем: Ильшат Файзулин - техничный футболист. Очень техничный.

- Кто твои кумиры?

- Ну, техничных игроков, конечно, много: Пеле, Марадона, Ван Бастен...

- Неплохо. Если уж стремиться быть на кого-то похожим, так лучше на самых-самых. Кстати, Пеле-то ты уже не застал.

- Зато много раз видел на пленках, в кино, видел "Это Пеле", другие фильмы. Так что на его финты, замахи, удары посмотрел достаточно, посмотрел, как он принимает мяч, как обрабатывает, как ведет...

- Смотришь и пытаешься перенять, скопировать? Разучиваешь понравившиеся приемы?

- Нет, зачем? Просто вижу и понимаю, что можно делать с мячом и что должен делать с ним я. И стараюсь. Но специально не разучиваю отдельные финты. Делаю их в игре так, как получается. Думаю, и Пеле, и Марадона не все свои приемы заранее заготавливали, многое, если не все, получалось у них спонтанно, по ходу дела. Просто надо стремиться к этому. Вот я и стремлюсь.

- С Пеле и Марадоной ясно. Они выделялись техникой, не будучи при этом выдающимися атлетами. Но Ван Бастен - другое дело. Он же, ух, какой здоровый! Это же силища (плюс к технике, разумеется)! Сможешь ли ты быть в чем-то похожим и на него, ведь физические кондиции у вас довольно-таки разные?

- Я же говорю, что дело не в конкретных приемах. Конечно, мне никогда не удастся играть головой так, как играет он со своим ростом. Или развивать такую же бешеную скорость. У него ведь ноги в два раза длиннее моих. Но это неважно. Ведь, глядя на него, я могу понять, что человек в состоянии делать с мячом и со своим телом. Я-то сам буду делать то же самоё по-своему, как смогу. Важно, чтобы я знал, что умеют другие и что должен уметь я. А как и что сделать в конкретной ситуации - это я решаю уже на поле.

- А на поле хоть знаешь, что будешь делать в следующую секунду?

- Не-а.

- Никогда?

- Никогда.

- То есть на тебя все время наисходит вдохновение свыше, так?

- Не знаю, можно, наверное, и так сказать.

Но, надеясь на вдохновение, он не плошает и сам. Сегодня Ильшат уже не похож на того застенчивого паренька, каким был два года назад. Сегодня он уверен в себе. Может быть, поэтому вдохновение и не покидает его на поле?

Поэтому, наверное, он и весел всегда. По крайней мере, на людях.

- Ты, небось, в команде самый веселый?

- Нет, самый веселый у нас Гришин. У него и прозвище соответствующее - "молчун".

-Но ты все равно в первых рядах?

- Ну, наверное.

- А бывает когда-нибудь не по себе? Скажем, если во время игры не получилось что-нибудь, если не забил из выгодного положения. Некоторые, по их собственным словам, по нескольку ночей после этого не спят. А ты?

- Нет, я не такой. Бывает, конечно, обидно, если что не получилось. Ну, попереживаю часа два-три после игры, а потом забываю.

- Спишь, в общем, спокойно?

- Да. Правда, было одно время, когда все из рук валилось. Я тогда еще в дубле играл. Пять матчей подряд провел в запасе. Выходил - ничего не получалось, и минут через десять меня опять меняли. Чуть в Набережные Челны не отправили. Вот тогда я действительно расстраивался.

- Твой товарищ по команде Дмитрий Карсаков в то время как раз отправился в "КамАЗ". Может, ему это пошло на пользу? Может, и тебе стоило попробовать?

- Ну уж нет! Когда речь о "КамАЗе" зашла, я наотрез отказался. И сегодня как-то не жалею об этом.

- Раз уж мы коснулись воспоминаний не самых приятных, то давай вспомним и о самом счастливом для тебя дне. Итак, это было...

- ...во время ответной игры с "Барселоной" в Кубке чемпионов прошлой осенью. Тогда решительно все получалось и у меня, и у всех ребят.

- Ты сам тогда не забил.

- Зато дал два голевых паса: Бушманову, который забил первый гол, и Карсакову - это был наш третий гол. В общем-то, всего у нас было три по-настоящему хороших момента, и мы их все использовали. Действительно, все получалось.

С тех пор у армейцев получалось отнюдь не все и далеко не всегда. Но плохие времена, как и всякие другие, проходят. Прошли ведь для Файзулина та пять ужасных игр в дубле. Может быть, сейчас черная полоса в жизни его клуба тоже осталась позади? Будем надеяться. Сам он, по крайней мере, в этом не сомневается, поэтому разговор наш закончил той же фразой, какой и начал:

- Ничего, все будет в порядке.

Олег ВИНОКУРОВ. Еженедельник "Футбол" №29, 1993 г.

ПЕРВАЯОЛИМПНЕОФИЦДАТАМАТЧПОЛЕ
игигиг
1     28.07.1993   ФРАНЦИЯ – РОССИЯ – 3:1г
  1   11.10.1994   РОССИЯ - САН-МАРИНО - 3:0д
  2   25.04.1995   ГРЕЦИЯ - РОССИЯ - 0:1д
ПЕРВАЯОЛИМПНЕОФИЦ 
игигиг
1

Фокин Сергей Александрович

fokin_01.jpgФокин Сергей Александрович. Защитник. Заслуженный мастер спорта.

Родился 26 июля 1961 г. в г. Ульяновске.

Выступал за команды "Алга" Фрунзе (1978 - 1983), ЦСКА Москва (1984 - 1992), Айнтрахт" Брауншвейг, Германия (1992 - 2000).

Чемпион СССР 1991 г. Обладатель Кубка СССР 1991 г.

За сборную СССР провел 3 матча. За олимпийскую сборную СССР сыграл 4 матча.

Чемпион Олимпийских игр 1988 г.

ОЛИМПИЙСКИЙ ЧЕМПИОН С ЗАВОДА "ФОЛЬКСВАГЕН"

Сергей Фокин. Из футболистов сборной СССР, завоевавших золотые медали на Олимпиаде в Сеуле, о нем в последние годы было известно, пожалуй, меньше всех. Говорили, затерялся где-то на просторах Нижней Саксонии, от футбола отошел, переключился на бизнес. А в России не был чуть ли не со времен отъезда из ЦСКА в Германию зимой 92-го.
- В ЦСКА вас в 84-м из "Алги" призвали?

- Не совсем. Там целая история вышла. "Сделать армию" обещали по блату. Сказали, что пройду курс молодого бойца, а после присяги служба будет простой формальностью. Но, как часто случается у военных, произошла накладка. Меня включили не в те списки и запихнули в роту под Семипалатинск, где я кантовался полгода.

- Хорошо, не все два...

- Повезло: майор, заведовавший там спортивной частью, был славный мужик. Спортсменов в роте помимо меня было трое - десятиборец, гимнаст и фехтовальщик. И, когда все по плацу маршировали, майор нас к себе в спортзал забирал. Мы тренировались, поддерживали физическую форму. Однажды он нам говорит: "Ну что вы тут пропадаете? Вам в Алма-Ату надо, в СКА. Сделаю вам документы, может, не шибко легальные, но главное - отсюда выбраться". И поехали мы вчетвером в алма-атинский СКА. Ребят распределили по командам, но футбольной среди них как раз не оказалось. "Нужно его обратно отправлять", - слышу. У меня душа в пятки: я-то надеялся, что мои армейские приключения уже на исходе. Однако снова невероятно повезло. Среди начальства нашелся футбольный болельщик, и меня все же зачислили в СКА.

Потом обо мне прознали в "Кайрате", вызвали на сборы. А вскоре из Москвы телеграмма: "Срочно командировать рядового Фокина в ЦСКА". Мне билет на самолет - и вперед. Это "Алга" постаралась. Едва там стало известно, что я в "Кайрате" тренируюсь, - сразу в ЦСКА сообщили. У "Алги" с "Кайратом" лютая вражда шла, и из Фрунзе игрока готовы были отпустить куда угодно, только не в Алма-Ату.

- В ЦСКА, кстати, вы до какого звания дослужились?

- До майора. Дважды "звездочки" получал досрочно - за Олимпиаду в Сеуле и золотой дубль-91. Когда после приезда в "Айнтрахт" об этом написали немецкие газеты, в команде меня все так и называли: Майор.

ЦСКА

- Обычно, дождавшись дембеля, многие игроки в ЦСКА предпочитали не задерживаться...

- Я тоже поначалу был настроен уехать. К Москве никак не мог привыкнуть, рвался домой. Остался в ЦСКА лишь благодаря Саше Тарханову. Сколько он меня на базе уговаривал! "Серега, оставайся, здесь есть перспектива. Не пожалеешь, поверь". Прав был Саша. Я не пожалел.

- Как вам с Морозовым работалось? Человек он, по отзывам, жесткий, вспыльчивый.

- Зато прямой - всегда все в глаза говорил. Если был чем-то недоволен, не скрывал. Ко мне Юрий Андреевич тепло относился, верил в меня. "Ты будешь играть в сборной" - его слова.

- О взлете ЦСКА с Садыриным написано немало. Есть что добавить?

- Не забывайте - Садырин пришел в готовую команду, которую создал именно Морозов. Просто после него Павел Федорович вожжи чуть-чуть отпустил, и мы полетели. Морозов был у нас, как настоящий босс. Суровый, футболистов на солидной дистанции держал. А Садырин - ну, как... старший товарищ, что ли. Он другого подхода придерживался. С игроками много общался, иной раз и по рюмке с кем-то из них мог хлопнуть. Доверие команды завоевал быстро. И мы за тренера на поле готовы были жизнь отдать. Ей-богу, не преувеличиваю.

- Пожалуй, главной звездой того ЦСКА был Игорь Корнеев. В 91-м по опросу игроков высшей лиги он стал лучшим футболистом года. Но, что поразительно, ни один из армейцев его фамилию не упомянул! Почему?

- Игорек - парень непростой. У него на первом месте было собственное "я", а уже на втором - интересы команды. За эгоизм и надменность ребята его и недолюбливали. На игре это, впрочем, никак не отражалось. Там мы были единым целым. Хотя нередко случается наоборот - люди и в жизни не якшаются, и на поле мяч друг другу не отдают.

- Сергей, а с Виктором Янушевским ваши пути в Германии не успели пересечься?

- Нет, он раньше в Берлин уехал. Витя в ЦСКА был старше всех, поэтому за границу его одним из первых отпустили. А что там произошло, никто толком не знает. История, покрытая мраком. Витю нашли мертвым в берлинском отеле. Кто-то говорил, что у него остановилось сердце, кто-то - что повесился в своем номере.

"КЛАССИК ЖАНРА"

- При Садырине у ЦСКА за три года было немало ярких побед. А какое поражение считаете самым обидным?

- От "Ромы", конечно, в Кубке УЕФА. В Риме судья чистейший гол мой отменил. Позже узнали, что получил он за эту игру чек на внушительную сумму. А итальянские болельщики после матча нас утешали: "Вы играли лучше, но "Рома" украла у вас победу".

- В Москве ЦСКА уступил "Роме" - 1:2, и один из голов вы забили в свои ворота. Причем в вашей биографии это был далеко не первый автогол...

- Да, некоторые до сих пор в памяти сидят занозой. Например, как со "Спартаком" в манеже "отличился", когда мы 4:5 сгорели. После прострела с фланга вратарь наш Юра Шишкин без голоса выскочил наперехват, а я в этот момент мяч ему в противоход покатил. И - автогол. Или взять мой прощальный матч за ЦСКА - с "Рейнджерс" в Лиге чемпионов. Шотландец пробил по воротам, я попытался блокировать удар, но мяч попал мне в ногу, неожиданно взвился вверх и парашютом через голкипера опустился в сетку.

- Сами, часом, не подсчитывали, сколько раз в свои ворота забивали?

- Признаться, никогда такого желания не испытывал.

- Но в чемпионатах СССР по этому показателю, говорят, вам равных нет. Как же угораздило стать "классиком жанра"?

- А черт его знает! Всякое бывало - то рикошет, то несогласованность с вратарем, то собственная оплошность...

- Почему же вы такой невезучий?

- Я не считаю, что мне в жизни так уж крупно не везет. Были удачи, были разочарования. Все, как у всех. А автоголы... Ну, от них любой футболист, действующий постоянно вблизи своих ворот, не застрахован.

- Тренеры за них вас когда-нибудь наказывали? Рублем ли, ссылкой в запас?

- Нет, все понимали, что я не специально это делал. В клубе мне доверяли и Морозов, и Садырин. Бышовец вызывал в олимпийскую сборную, Лобановский - в первую.

- А психологически подобные ляпсусы не выбивали из колеи?

- Я моментально старался выбросить их из головы. На следующий матч выходил, будто ничего не произошло. Иначе можно было сразу заканчивать. Конечно, очень важно, что в таких ситуациях ребята меня всегда поддерживали. Резких слов я ни от кого не слышал.

- Зато представляю, сколько шуток отпускали партнеры в ваш адрес!

- Да, порой перед игрой со смехом спрашивали: "Ну что, сегодня в какие забьешь - в свои или чужие?" Я и сам Юру Шишкина подначивал: дескать, будь начеку - я в составе.

- А в Германии в свои забивали?

- (Смеется.) Нет - только в чужие. Пришел, помнится, в "Айнтрахт" новый тренер и ко мне с вопросом: "Сергей, у тебя высокий рост, почему не подключаешься вперед при стандартных положениях?" "Мне, - говорю, - и сзади комфортно". А дело было на последней предматчевой тренировке. "Если ты завтра забьешь, всю команду веду в ресторан", - предложил он. "Что ж, - отвечаю, - тогда будет стимул в атаку сходить". И на следующий день действительно забил головой после навеса в штрафную. Тренер в раздевалке сиял: "Можешь же!"

СБОРНАЯ

- Бышовец взял вас на Олимпиаду-88. Лобановский - на чемпионат мира-90. Но в Сеуле вы лишь однажды вышли на замену, в Италии и вовсе весь турнир просидели в глухом запасе...

- На Олимпиаду я вообще мог не попасть. У меня было воспаление седалищного нерва. Лежал в ЦИТО, затем приступил к тренировкам. И тут Гаджиев, ассистент Бышовца, что-то с нагрузками перемудрил. Мышцы оказались настолько напряжены, что любое ускорение для меня было сродни пытке. Требовалась пауза, а Игры-то уже на носу. Стало ясно, что сборной я там не помощник. Однако и меня, и Вадика Тищенко, который также не успевал восстановиться после травмы, Бышовец включил в заявку. "Фокин с Тищенко отыграли полностью отборочный цикл и заслужили право поехать в Сеул", - заявил главный тренер. За это, конечно, ему благодарен. Анатолий Федорович понимал мое моральное состояние и в четвертьфинале с Австралией при счете 3:0 дал мне сыграть минут 20. Так что в Олимпийских играх я все-таки чуть-чуть поучаствовал.

- А на чемпионате мира в Италии Лобановский, слышал, собирался вас против Аргентины выпустить, но вы на матч выходить отказались. Неужели и впрямь испугались, как утверждали впоследствии многие?

- Незадолго до отъезда в Италию у меня возникли проблемы со спиной. Терпел, тренировался через боль, но массажист сборной Миша Насибов, к которому каждый день ходил на процедуры, успокаивал: "Ничего, успею тебя на ноги поставить". Мне было 29, я понимал, что другого чемпионата мира у меня, скорее всего, уже не будет. И в Новогорске, грешен, травму свою от тренерского штаба сборной утаил.

- На что же вы надеялись?

- Что боль утихнет, и я сумею подготовиться. Массаж здорово помогал, но, к сожалению, не так быстро, как хотелось бы... А Лобановский вызвал меня к себе за несколько часов до матча с Аргентиной: "Ты в составе. Готов?" Услышав эту фразу, я аж побледнел. "Господи, думаю, такой шанс дали, и не могу им воспользоваться". Собравшись с духом, я выпалил: "Валерий Васильевич, раньше не говорил вам, но теперь обязан это сделать. Еще в Москве скрыл от вас, что меня серьезно беспокоит спина. На тренировках работал, превозмогая боль, но сегодня просто боюсь подвести вас и команду".

- Как отреагировал Лобановский?

- Мой ответ его ошеломил. Он сразу послал за Валеркой Брошиным, с которым мы вместе номер делили: "Может, у вас какой-то заговор?" А Симонян посчитал, что я испугался. Это не так. Тот же Юрий Андреевич Морозов подтвердит - на поле Фокин никогда никого не боялся. И если бы был полностью здоров, разумеется, сыграл бы с Аргентиной.

- Позже о своих словах не пожалели?

- Пожалел, еще как! Наверное, стоило выйти на уколах. Но понимаете... Предупредили бы меня об участии в матче хотя бы за день или за два, я бы что-то придумал. Попросил бы доктора сделать укол. А тогда все произошло настолько неожиданно, что был в полной растерянности. Времени до игры оставалось в обрез, я не знал, успеет ли подействовать анестезия. А вдруг на поле спину прихватит, и на десятой минуте придется замену просить?

Обидно, что все так вышло. Лобановский на меня сильно обиделся. С тех пор как футболист я перестал для него существовать. Да и со стороны игроков чувствовал косые взгляды...

БРАУНШВЕЙГ

- Почему из чемпионского состава вы покинули ЦСКА едва ли не последним?

- Я по натуре тяжел на подъем. Не люблю с места на место дергаться. Потому и было у меня всего три клуба - "Алга", ЦСКА да "Айнтрахт". К концу 92-го из нашего золотого состава разъехались почти все. Меня приглашали в Англию, но руководство не отпустило. Узнал об этом, правда, когда поезд уже ушел. После чего понял, что ждать у моря погоды бессмысленно. Знакомый агент предложил два варианта: брауншвейгский "Айнтрахт" и какой-то австрийский клуб. Поразмыслив, выбрал Германию.

С дебютом в "Айнтрахте" любопытно получилось. ЦСКА проводил в Бохуме встречу с "Рейнджерс" - в России стадионов, соответствующих уровню турнира, тогда не было. Сразу после игры меня посадили в машину и повезли в Брауншвейг. "Айнтрахту" на следующий день предстоял матч очередного тура. "Понимаю, что ты устал, - сказал мне тренер, - тем не менее во втором тайме планирую выпустить тебя на замену. Надо показать публике, какого мы игрока прикупили".

- Клуб свой вы еще во второй бундеслиге застали?

- Да. Потом в региональную лигу вылетели. Каждый год ставили задачу вернуться, но безрезультатно. Финансовое положение "Айнтрахта", понятно, ухудшилось. Опытные игроки разбежались, новых покупать было не на что. Остались лишь молодежь да "старики", которым было уже далеко за 30, вроде нас с Витей Пасулько - он тоже пару сезонов отыграл в Брауншвейге.

- Вас клубы посолиднее не звали?

- Было предложение из Ростока. Но переезд в Восточную Германию, честно говоря, не прельщал. Нам в Брауншвейге сразу понравилось. Очень симпатичный городок - маленький, уютный. Решили на семейном совете так: пусть за меньшие деньги, но буду играть здесь. Да и не факт, что в каком-нибудь другом немецком клубе я бы до 39 дотянул.

- Приоткройте секрет футбольного долголетия.

- Я всегда был режимщиком. Старался правильно питаться, вовремя лечь спать. К алкоголю равнодушен.

- Что, совсем не пьете?

- Почему? Но меру свою знаю. И никогда ее не превышал. Первое время ко мне Брошин часто подкатывал: "Серега, ты же русский мужик. Ну давай наконец-то нормально выпьем". "Броха, - отвечал, - по рюмочке-другой я могу пропустить, а напиваться вдрызг, извини, не в моих правилах". Со временем и он отстал... В ЦСКА долго гуляла такая история. Пригласили на день рождения к какому-то генералу Садырина и его помощников. Сидят они за столом, кто-то из тренеров спрашивает: "Интересно, что сейчас в Архангельском команда наша делает?" "Как что? - раздалось в ответ. - Все по кабакам небось разъехались, один Фокин на базе сидит"...

- А что за скандал с вашим участием прогремел в Германии в середине 90-х?

- Да, шума было много. Играли мы с "Атласом" из Дельменхорста. В команде той выступал немец, за которым прочно закрепилась репутация футбольного хулигана. В его арсенале было множество грязных приемов. И вот всю игру незаметно от арбитра этот скот меня изводил - толкался, держал за майку, пихал локтями. Я терпел, не поддаваясь на провокации. На последних минутах мы в очередной раз схлестнулись. Немец потерял равновесие и, падая, схватил меня за майку. А я резко отмахнулся. Да столь "удачно", что выбил ему несколько зубов!

- Случайно?

- В том-то все и дело. Если бы целенаправленно метил ему в челюсть, двинул бы кулаком. Я же по касательной задел его открытой ладонью. Разве так бьют? Сам не пойму, как умудрился ему зубы выбить. А немец сразу подал на меня в суд. И, представьте себе, его иск удовлетворили! Мне влепили штраф - примерно 25 тысяч марок. Большую часть суммы внес "Айнтрахт", остальное пришлось выкладывать из своего кармана.

Эпизод тот вообще дорого мне обошелся. Мало того что на штраф нарвался, еще и руку повредил. В рану попала инфекция, началось воспаление - я несколько операций перенес. Врачи даже не исключали возможности ампутации! Слава богу, обошлось. Но подвижность правой руки у меня до сих пор немного нарушена.

- С немцем тем позже встречались?

- Да, через несколько лет он как ни в чем не бывало пожаловал в "Айнтрахт" на смотрины. "Ну что, зубы-то целы?" - поинтересовался у него. А партнеры по команде то ли в шутку, то ли всерьез заволновались: "Держите Сергея, не то он этого парня разорвет". Но в "Айнтрахт" его в итоге не взяли. Наверное, к лучшему.

- Сергей, чего не хватает сейчас в вашей жизни для полного счастья?

- Только одного. Футбола...

Александр КРУЖКОВ. "СЭ".

ПЕРВАЯОЛИМПНЕОФИЦДАТАМАТЧПОЛЕ
игигиг
  1   07.05.1987   БОЛГАРИЯ - СССР - 0:1г
  2   12.08.1987   СССР - НОРВЕГИЯ - 1:0д
  3   28.10.1987   ШВЕЙЦАРИЯ - СССР - 2:4г
  4   25.09.1988   АВСТРАЛИЯ - СССР - 0:3н
1     23.08.1989   ПОЛЬША - СССР - 1:1г
2     25.04.1990   ИРЛАНДИЯ - СССР - 1:0г
3     16.05.1990   ИЗРАИЛЬ - СССР - 3:2г
ПЕРВАЯОЛИМПНЕОФИЦ 
игигиг
34

Филиппенков Сергей Александрович

filipenkov_01.jpgФилиппенков Сергей Александрович. Полузащитник, нападающий.

Родился 2 августа 1971 г. в г. Смоленске.

Воспитанник смоленской ДЮСШ-СКА. Первые тренеры: Иванов В. В., Волков И. А.

Выступал за клубы "Искра" Смоленск (1992 - 1994, 2003 - 2004), ЦСК ВВС - "Кристалл" Смоленск (1995 - 1997, 2003), ЦСКА Москва (1998 - 2001), "Черноморец" Новороссийск (2002), "Динамо" Санкт-Петербург (2003), "Арсенал" (2004), "Женис" Астана, Казахстан (2005), "Динамо" Брянск (2005 - 2007).

Обладатель Кубка России 2002 г.

За сборную России провел 1 матч.

НЕ НАЗЫВАЙТЕ МЕНЯ "ЭЛЕКТРИЧКОЙ"

В Израиле первым моим собеседником стал один из самых многообещающих новичков ЦСКА Сергей Филиппенков из смоленского ЦСК ВВС - “Кристалл”. Главный тренер армейцев Павел Садырин имеет полное представление о всех своих восьми новобранцах, а в основной состав регулярно ставит пока только трех из них - экс-ярославцев Герасимова и Корнаухова, а также Филиппенкова. После контрольного матча армейцев в Москве против “Уралана” (3:3) поклонники ЦСКА живо обсуждали игру и скоростные качества 26-летнего новичка. На следующий день страничка армейских болельщиков в сети Internet была полна восхищенных отзывов: “Вот это игрок! Его наверняка назовут одним из открытий чемпионата”, “Филиппенков, без сомнения, главное приобретение клуба”, “Ответьте. пожалуйста, кто у нас играл под 11-м номером (номер Филиппенкова. - Д.Д.), у него потрясающая скорость”. И это при том, что сам Филиппенков сказал по поводу этой игры следующее: “Мне за этот матч было просто стыдно. Сыграл слабо и больше пробегал без мяча. Здесь дело скорее всего в сыгранности с партнерами. Когда найду с партнерами общий язык, думаю, дело пойдет лучше”.

- Откуда у вас такие великолепные скоростные данные?

- Наверное, от природы. Еще в детстве во всех командах я считался одним из самых быстрых, и беговые упражнения для меня никогда не были проблемой.

- Сейчас в команде вы можете назвать себя самым быстрым?

- Это как понимать - “самый быстрый”. Стартовая скорость у некоторых игроков ЦСКА выше, чем у меня. На недавних тестах лучшими были Семак и Герасимов. Но они невысокого роста, и им проще разогнаться. А вот дистанционная скорость у меня действительно лучшая.

- За сколько вы пробегаете стометровку?

- В последнее время я не бегал эту дистанцию на время, но лет пять назад, когда учился в Смоленском институте физкультуры, имел результат 10,95.

- Получается, что вы бежите быстрее Черышева, считавшегося лучшим спринтером в российском чемпионате?

- Прошу вас, не проводите параллелей и не называйте меня “второй электричкой”, как кое-кто уже делает. Я в высшей лиге новичок, еще не знаю всех ее тонкостей и чувствую себя неловко, когда меня награждают высокопарными эпитетами.

- Как я понял, в Смоленске после окончания школы вы оказались в институте, а не в местной футбольной команде мастеров. Почему?

- В то время пробиться в нее было очень трудно, а наша студенческая команда показывала довольно неплохой уровень игры в чемпионате вузов. Не случайно после окончания института многие из нас стали профессиональными футболистами. Меня пригласили в смоленский “Кристалл”, в котором я отыграл пять лет.

- С вашими скоростными данными чаще всего становятся линейными хавбеками. Однако, как я знаю, одно время в ЦСК ВВС- “Кристалл” вы играли в центре поля.

- Не совсем так. Дело было в 95-м году когда наш тренер Беланович, который вывел команду во вторую лигу перевел меня на позицию левого инсайда. Мы играли по схеме “пирамида” - с двумя крайними полузащитниками и двумя инсайдами.

- Почему тренер решил перевести вас на эту позицию?

- В команду пригласили игрока, который был именитее меня, - Рева, игравшего в свое время в Тюмени. Его взяли как раз на место левого полузащитника, а потому меня пришлось “подвинуть”. Вернулся же я на прежнее место лишь с приходом нового тренера - Платонова, которого позже сменил Нененко.

- В ЦСК ВВС -" Кристалл" вы отличались результативностью?

- Не особенно, за сезон забивал по семь-восемь голов.

- Для крайнего полузащитника это неплохой результат.

- Но я не реализовывал и 50 процентов своих возможностей. Нененко говорил, что если бы я забивал все, то уже давно попал бы в клуб Григория Федотова.

- Однако задача крайних полузащитников обычно другая -проход по флангу и подача в штрафную.

- У нас была другая схема. С фланга я должен был смещаться в центр и выходить на ударную позицию. Нападающие в это время уводили за собой защитников.

- Такая игра строилась с у том вашей индивидуальности или это был общий принцип игры ЦСК ВВС - “Кристалл”?

- Думаю, многое зависело именно от меня, поскольку у игрока, действовавшего на левом краю полузащиты, были совсем другие задачи.

- Каким образом вы оказались в ЦСКА?

- Меня пригласили на просмотр еще летом. После двух тренировок Садырин сказал, что берет в команду Условия меня устраивали, и армейсий клуб собирался меня дозаявить на второй круг. Однако в Смоленске решили, что я не должен уезжать до конца сезона. Словом, клубы между с бой не договорились, но Садырин предупредил, что рассчитывает на меня в следующем сезоне.

- Значит, в декабре ваш пере ход прошел уже гладко?

- Как раз нет. Во-первых, появилось еще несколько предложений от команд высшей лиги, причем одно из них - тоже из Москвы. Ездил даже на переговоры с президентом этого клубе Были варианты и в первой лиге.

- Неужели ЦСКА - команда, от приглашения которой можно от казаться?

- Как раз наоборот. И рассматривал я другие приглашения только потому что боялся здесь не заиграть. Я ведь в конце сезона получил травму и недоброжелатели говорили мне, что я ЦСКА в таком состоянии мог оказаться никому не нужным. Эти разговоры и породили некоторую неуверенность. Я думал, что после травмы мне необходимо начать сезон в какой-нибудь другой команде, попроще, где легче было бы о себе заявить. Но все решил телефонный разговор с Садыриным. Павел Федорович нашел нужные слова, после чего я уже не раздумывал.

- Как, по вашему мнению, ЦСКА выступит в этом году?

- Мне кажется, команде по силам выполнить ту задачу, которую перед ней поставили- бороться за медали.

Дмитрий ДЮБО. "СЭ", 30 января 1998 г.

Федотов Григорий Иванович

cska_memory_028.jpgРодился 24 апреля 1916
Гражданство п.Глухово, Московская губерния, Российская империя СССР
Умер 8 декабря, 1957
Рост 174 см
Вес 74 кг

Карьера
1934-1937 «Металлург» Москва
1938—1949 ЦДКА 

Тренерская карьера
1950-1952 ЦДКА
1954-1957 ЦДCА

Достижения
-Чемпион СССР: 1946, 1947, 1948
-Серебряный призёр чемпионата СССР: 1945, 1949
-Обладатель Кубка СССР: 1945, 1948
-Финалист Кубка СССР: 1944
-Лучший бомбардир чемпионата: 1939, 1940,
-Чемпион Москвы: 1943 года (Чемпионат СССР не разыгрывался)
-Первый футболист, забивший в чемпионате СССР 100 голов.
-Награждён орденом «Трудового Красного Знамени»

Биография
Григорий Федотов прожил короткую, но очень яркую жизнь. Он появился на свет в рабочих казармах посёлка Глухово, что располагался под Ногинском. Любовь же к спорту развил у него школьный учитель физкультуры Иван Сергеевич Полозов, ранее сам неплохо игравший в футбол и охотно делившийся со своим учеником секретами мастерства. Позже, когда Федотов поступил в ФЗУ (школа Фабрично-Заводского ученичества), ему неожиданно предложили принять участие в матче взрослых команд посёлка Глухово (она была создана при местной текстильной фабрике) и городка Электросталь. Глуховчане победили 4:1, а юный дебютант стал автором первого гола. Именно в команде Глухово Федотова приметили московские тренеры и пригласили выступать за клуб "Металлург", представлявший завод "Серп и Молот".
Новичок ошеломил столичных знатоков футбола. Мощный, резкий, прыгучий, умевший нанести удар из любого положения форвард буквально пленил болельщиков. Партнёры Федотова по ЦДКА говорили, что Григорий Иванович не ограничивался общими тренировками. Он оставался после занятий и просил мальчишек, специально собиравшихся, дабы поглазеть на знаменитость, набрасывать ему мяч руками, а сам при это старался направить его слёта точно в цель. Плюс ко всему любил выставить против себя целую толпу мальчишек, обыгрывать их и в конце этого сумасшедшего дриблинга опять бить по воротам.

Но всё это было уже после войны, в ЦДКА. А сначала Федотов в течение четырёх сезонов защищал цвета профсоюзной команды "Металлург", которая также носила название "СиМ" ("Серп и Молот"). В весенней части первого чемпионата СССР, выступая во втором эшелоне советского футбола, так называемой группе Б, Григорий Иванович забил четыре мяча, в осенней добавил ещё несколько голов, а "Металлург" получил право играть в высшей лиге. Стартовые матчи чемпионата-1937 Федотов пропустил, а затем отметил свой дебют на высшем уровне дублем в ворота "Локомотива". В том сезоне, форвард "металлургов" сыграл восемь матчей и забил пять мячей. Немудрено, что зимой 21-летнего бомбардира пригласили в ЦДКА, испытывавший серьёзнейшие проблемы с атакой.

С приходом Федотова армейское нападение стало одним из сильнейших в стране, а после войны – абсолютно сильнейшим. Победы 7:0, 7:1, 6:0, 5:1, 4:2, 6:2 в матчах с участием красно-синих превратились в обычное дело. Средняя же результативность ЦДКА образца 1945 года по сравнению с сезоном-1938 увеличилась почти вчетверо! Благодаря голам Федотова в первый же сезон его пребывания в ЦДКА армейский клуб шагнул с девятого места на второе.

В составе ЦДКА Григорий Федотов трижды становился чемпионом СССР, трижды – серебряным призёром, один раз – бронзовым, дважды завоёвывал Кубок СССР. В высшей лиге чемпионата СССР он сыграл 165 матчей, забив в них 132 мяча. Именно центрфорвард и капитан ЦДКА стал первым футболистом Советского Союза, записавшим на свой счет сто голов в национальных первенствах. Не удивительно, что открывший в 1967 году на страницах еженедельника "Футбол" свой бомбардирский клуб для футболистов, забивших не менее сотни мячей, статистик и журналист Константин Сергеевич Есенин, назвал своё детище именем Григория Федотова.

Из большого футбола Федотов ушел в 33 года. Для того времени это было нормально, однако, глядя на статистику армейского нападающего в последнем сезоне (29 матчей, 18 мячей), невольно думаешь о том, что он рано повесил бутсы на гвоздь. Даже несмотря на травмы (а Григория Ивановича порой били по ногам нещадно!) он мог бы ещё отыграть пару лет на вполне высоком уровне.

Завершив карьеру футболиста, Григорий Федотов вошёл в тренерский штаб ставшего для него родным армейского клуба. Помогал сначала Борису Аркадьеву, потом Григорию Пинаичеву. В 1951 году он приложил руку к тому, чтобы ЦДКА выиграл дубль, в 1952-м стал свидетелем беспрецендентного разгона красно-синей команды, в 1954-м вошёл в руководство реанимированного клуба, переименованного в ЦДСА, ещё через год оказался свидетелем и одним из творцов победы "армейцев" в Кубке СССР. Умер Григория Иванович 8 декабря 1957 года. Ему был всего лишь 41 год…

Фёдоров Сергей Викторович

fedorov_200611261412400.jpg

Сергей Викторович Фёдоров (р. 13 декабря 1969, Псков) — профессиональный российский хоккеист, играющий в Национальной хоккейной лиге за команду «Коламбус Блю Джакетс». Трёхкратный чемпион СССР в составе ЦСКА, двухкратный чемпион мира в составе сборной СССР, трёхкртаный обладатель кубка Стэнли в составе Детройта, серебряный призер Олимпийских Игр в Нагано, бронзовый призер Олимпийских Игр в Солт-Лейк-Сити, единственный из россиян удостоен высшей персональной награды НХЛ «Харт Трофи» в 1994 году. Член знаменитой «русской пятерки», созданной главным тренером «Детройт Ред Уингз» Скотти Боумэном в 1996 году

Данные

Позиция — центральный нападающий

Рост — 185 см

Вес — 91 кг

Драфт — выбран 74-м в 1989 году командой «Детройт Рэд Уинз».

1985-1990 в ЦСКА. Всего сыграл за армейцев 184 игры, забив 47 шайб и сделав 34 передачи.

1990-2003 в Детройте. Всего сыграл за Детройт 908 игр, забив 400 шайб и сделав 554 передачи.

2003-2005 в «Анахайм Дакс»

2005-... в «Коламбус Блю Джакетс

Фирсов Анатолий Васильевич

firsov2.jpg

ФИРСОВ Анатолий Васильевич

Родился в Москве 1 февраля 1941 г. Заслуженный мастер спорта. Нападающий. Олимпийский чемпион (1964, 1968, 1972). Чемпион мира (1964–1971). Чемпион Европы (1964–1970). Чемпион СССР (1963–1966, 1968, 1970–1973). Обладатель Кубка СССР (1966–1969, 1973). В 1958–1961 годах выступал в «Спартаке» (Москва), в 1961–1974 годах в ЦСКА. В чемпионатах СССР провел 474 матча, забросил 345 шайб. На Олимпиадах и чемпионатах мира провел 67 матчей, забросил 66 шайб. Лучший нападающий ЧМ (1967, 1968, 1971). Лучший бомбардир ЧМ (1967–1969, 1971). Входил в символическую сборную чемпионатов СССР (1964, 1966–1969). Лучший хоккеист СССР (1968, 1969, 1971). Награжден орденом Трудового Красного Знамени и двумя орденами «Знак Почета».

Умер 26 июля 2000 г.

Трижды в составе сборной Советского Союза московский армеец побеждал на Олимпийских играх, восемь раз был триумфатором мировых первенств. Играя за ЦСКА, он девять раз становился чемпионом СССР.

Три раза его признавали лучшим нападающим на чемпионатах мира.
Но не столько громкими титулами прославился Фирсов, сколько феноменальной результативностью (в 67 играх на Олимпиадах и чемпионатах мира он забросил 66 шайб, а в первенствах СССР в 475 матчах записал на свой счет 345 голов), оригинальным игровым почерком, фирменной техникой и незаурядными качествами бойца.

Анатолий Фирсов пришел в сборную хоккейную команду страны поздно, если исходить из возраста сегодняшних дебютантов, успевающих до этого под государственным флагом сыграть за юношескую сборную России. Ему было 24 года, он буквально ворвался тогда в элиту мирового хоккея, став олимпийским чемпионом, чемпионом мира и Европы. А в 1967 году Международная федерация хоккея впервые назвала Фирсова лучшим нападающим чемпионата мира и Европы, на котором он возглавил список снайперов. Он оставался непревзойденным бомбардиром еще трижды - в 1968,1969 и 1971 годах, забросив соответственно 12, 10, 11 шайб. В двух случаях при этом - в 1968 и 1971 годах - Фирсова опять признавали лучшим хоккеистом на планете.

Фирсов, известный хоккеист "Спартака", осенью 1961 года был призван в армию и стал играть за ЦСКА. По его словам, он был тогда одним из многих, о ком принято говорить как о подающих надежду. Такие парни всегда были и есть в любом клубе, вот только далеко не каждый находит себя в хоккее. Фирсову помог найти место в знаменитой команде Анатолий Тарасов.

У новичка этот тренер установил существенный недостаток - слаба физическая подготовка. Разумеется, Фирсов на первых занятиях в ЦСКА быстро уставал, но постепенно Тарасов так приучил Анатолия к частым и интенсивным тренировкам, что вскоре Фирсов начинал чувствовать себя отвратительно, если не выходил на лед один-два дня.

О том, каким сильным стал Фирсов, свидетельствует один пример. Как-то он решил отремонтировать свою "Волгу". Не успел Анатолий залезть под машину, как она соскочила с домкрата и придавила ему руку. Так вот Фирсов полчаса ногами удерживал машину, пока не подоспела помощь.

В команде ЦСКА Фирсова, бывшего центрального "нападающего, перевели на левый фланг. Одному Богу известно, сколько времени трудился этот хоккеист на тренировках, создавая и отшлифовывая свой знаменитый фирменный прием "клюшка-конек-клюшка", отрабатывая бросок, вгонявший вратарей в трепет. В 67 матчах на Олимпийских играх, на чемпионатах мира и Европы Фирсов забросил 66 шайб.

Особенно памятен современникам Фирсова его гол в ворота канадцев на чемпионате мира и Европы 1967 года. Поединок проходил в острой борьбе. Советским хоккеистам для пятой подряд победы на подобных турнирах требовалось выиграть. Но легко сказать выиграть, если сборной СССР противостояла сильная команда, прибывшая из-за океана (тогда на родине хоккея впервые решили скомплектовать сборную, прежде присылали клуб, выигравший Кубок Аллана - главный приз любительского хоккея).

Долгое время сохранялся не устраивавший нас ничейный результат 1:1 - чудеса творил знаменитый канадский вратарь Сет Мартин. Тренеры Аркадий Чернышев и Анатолий Тарасов буквально требовали от подопечных командной игры, а потому настаивали на точных пасах. В одном из эпизодов Фирсов увлекся индивидуальными действиями, потерял вроде бы шайбу и поехал меняться. Но по пути к скамейке с отдыхавшими хоккеистами шайба оказалась у Фирсова под коньком. В сердцах, не глядя, он хотел отбросить ее в сторону, но увидел, как Мартин расслабился и на мгновение открыл верхний угол. Этого только и надо было Фирсову. От него шайба полетела в сетку! Счет стал 2:1, в дальнейшем не изменившийся. Сборная СССР в очередной раз победила на первенстве мира и Европы, посвятив победу (подобные посвящения были приняты в советском спорте) предстоявшему 50-летию, как тогда говорили, Великого Октября.

В 1965 году Анатолий Тарасов, считавший, что трудности смены поколений создаются самими тренерами, не думающими о завтрашнем дне, загодя начал конструировать тройку, способную играть под стать звену Локтев - Альметов - Александров. Рядом с 24-летним Фирсовым появились два хоккеиста, еще не отметившие свои 20-летия, - улыбчивый и застенчивый Виктор Полупанов и суровый, молчаливый Владимир Викулов. Это трио быстро стало одним из лучших не только у нас в стране, но и в мире. А Фирсов тем временем освоил амплуа хавбека. Он всегда уверял журналистов, что без Полупанова и Викулова его никогда не признали бы трижды лучшим хоккеистом СССР.

Великий хоккеист Валерий Харламов говорил, что Фирсов помог вырасти не только Полупанову и Викулову но и ему: на тренировках показывал, как освоить тот или иной прием, с новобранцами разучивал комбинации, никогда не сердился, если что было не так.

По мнению трехкратного олимпийского чемпиона Виктора Кузькина, в ЦСКА, после того как закончил играть Вениамин Александров, еще один звездный хоккеист, не было столь разностороннего нападающего, как Фирсов, забросивший в 474 матчах чемпионатов СССР (в составе "Спартака" и ЦСКА) 344 шайбы. Ведь он славился не только своим броском, он выделялся каскадами финтов, обводок, скрытых передач.

На взгляд легендарного Всеволода Боброва, сильная сторона Анатолия Фирсова, 3-кратного олимпийского чемпиона, 8-кратного чемпиона мира, 7-кратного чемпиона Европы, 9-кратного чемпиона СССР, как личности - это способность и в жизни, и в спорте всегда быть самим собой. К нему пришла огромная слава, а он остался простым, сердечным, отзывчивым ко всем - партнерам по команде, хоккеистам, игравшим до него или пришедшим на смену, к журналистам, к болельщикам.

В 1988 году Анатолия Фирсова избрали народным депутатом СССР по одномандатному избирательному округу (в Москве). Сотни людей тянулись к нему за помощью, советом, и он без устали старался выполнить наказы избирателей, откликнуться на сигнал бедствия, поддержать пенсионерку или воина-афганца, начинающего кооператора-энтузиаста или убеленного сединой ветерана труда.

В Фирсове, когда он играл, души не чаяли миллионы мальчишек. Фирсова с глубоким уважением всегда встречали повсюду, где он появлялся как полпред штаба славного клуба "Золотая шайба".

Анатолий Васильевич Фирсов награжден орденом Трудового Красного Знамени, двумя орденами "Знак Почета".

Федотов Владимир Григорьевич

fedotov_vlad_05.jpg

Федотов Владимир Григорьевич. Полузащитник. Мастер спорта. Заслуженный тренер России.

Родился 18 января 1943 г. в г. Москве.

Воспитанник московской ФШМ. Первый тренер - Константин Иванович Бесков.

Играл в команде ЦСКА Москва (1960 - 1975).

Чемпион СССР 1970 г.

За сборную СССР провел 22 матча, забил 4 гола.

Начальник СДЮШОР ЦСКА (1985). Тренер в команде ЦСКА (1978 - 1980, 1984, 1995 - 1996). Тренер в команде "Динамо" Москва (1994). Тренер в команде "Асмарал" Москва (1992). Тренер в олимпийской сборной СССР (1980). Тренер в сборной СССР (1981 - 1982). Главный тренер СКА Ростов-на-Дону (1981 - 1982, 1986 - 1987). Главный тренер клуба "Асмарал" Москва (1989 - 1991). Главный тренер клуба "Мухаракк" Бахрейн (1992 - 1993). Главный тренер клуба "Спартак" Владикавказ (1993). Главный тренер клуба "Металлург" Липецк (1998). Главный тренер клуба "Сокол" Саратов (1998 - 1999). Главный тренер клуба "Черноморц" Новороссийск (1999). Главный тренер клуба "Левски" София, Болгария (2000). Главный тренер клуба "Арсенал" Тула (2001). Тренер в сборной России (2001 - 2002). Тренер в клубе "Спартак" Москва (2002 - 2003). Технический директор клуба "Спартак" Москва (2003 - 2006). Главный тренер клуба "Спартак" Москва (2006 - 2007). Спортивный директор клуба "Москва" Москва (с 2007-го).

ЗАКОН НАСЛЕДОВАНИЯ

Гриша Федотов встретил меня улыбкой во весь рот, взял за руку, повел в гостиную и, подойдя к стене, показал на портрет: "Деда! Мой деда!". Со стены улыбался, мягко и добродушно, Григорий Федотов, смотрел на сына Владимира, которого не дано ему было увидеть известным игроком, своим футбольным наследником, на внука Григория, на его мать Любу Бескову, дочь своего знаменитого соперника. Мы, взрослые, молчали в грусти от мысли, что не довелось Григорию Ивановичу побывать в этой молодой семье, которой достались в наследство не только знаменитые футбольные фамилии, но и настоящее отношение к футболу, как к замечательному и важному делу жизни.

А Григорий-младший не умолкал, не уставая повторять одно из самых любимых слов своего маленького пока словарного запаса. И когда они с Любой ушли, создав нам с Володей тишину для беседы, мы долго не начинали разговор, словно боясь ее нарушить. А потом он заговорил, не дождавшись вопроса:

 Мне не пришлось выбирать в детстве свой спортивный путь. Футбол вошел в жизнь с первыми шагами по земле, когда я норовил толкнуть ногой все, что попадалось на пути. И дошкольником, и школьником я грезил футболом, хотя учился неплохо и интересовался всем, что может и должно интересовать мальчишек. Но едва заслышав по радио футбольные позывные, я бросал все, хватал мяч и бежал во двор играть. Репортажи не слушал - позывные были для меня сигналом к действию.

- А помните отца на поле?

- Нет, не помню. Только позже его видел в игре - в матчах ветеранов. И на тренировках, когда он занимался с футболистами ЦСКА. Лет с десяти я бывал на южных сборах, на тренировках в Москве. Как сейчас, помню упражнения, в которых участвовал отец. Устанавливал он, например, десять мячей на линии штрафной площадки и бил по воротам Борису Разинскому. Удар был не особенно сильным, но редкой точности: по заказу отец отправлял мяч в левый верхний угол, в правый нижний, на высоте метра, впритирку со штангой... А к концу тренировки Виктор Федоров, Александр Петров обычно просили: "Григорий Иванович, покажите класс." Они уходили с мячами на фланги и оттуда навешивали в штрафную, а отец бил с лету. Поразительно, как он группировался, клал корпус, ловил мяч так, что прикладывалась нога плотно, и удар получался мощный! У нас на тренировках тоже может удар такой выйти раз-другой, но чтобы подряд серия - такого я с тех пор ни у кого не видел. Такое совершенство - от природы, талант.

- Как вы думаете, тогда больше тренировались?

- Не думаю, а твердо знаю, что меньше. Время было другое, меньше требований, меньше обязанностей у футболистов в игре. За счет способностей можно было достичь большего, чем сейчас. Сегодня футбол заставляет всех, даже самых талантливых, проявлять огромное трудолюбие, работоспособность. Отцу сейчас пришлось бы гораздо больше тренироваться и в игре затрачивать больше усилий. Он об этом сам говорил футболистам, когда работал тренером, а прошло ведь с тех пор уже шестнадцать лет. Футбол усложнился, требует еще большей отдачи. Другое дело, что наше трудолюбие не поспевает за темпами развития игры, и не все понимают, как много надо теперь работать.

- С какого же возраста вы начали заниматься в юношеской команде?

- В 13 лет я поступил в ФШМ, и моим первым официальным тренером стал Константин Иванович Бесков. Интересно, что, рассказывая нам о мастерстве Григория Ивановича, Бесков в первую очередь отмечал не федотовский удар, а его понимание игры, умение дать хороший пас партнеру. Правда, когда я забил сравнительно недавно гол в ворота' сборной Кипра - с лету, правильно положив корпус, - Константин Иванович дома сказал мне: "Ты все сделал точно, как отец". В юношеской команде и потом в команде мастеров ЦСКА, куда меня пригласил Бесков и восемнадцатилетнего поставил в основной состав, я тоже, хоть и забивал достаточно, очень ценил пас и старался быть "комбинатором".

- Как я понимаю, это у вас осталось навсегда, за умение вести игру вас обычно и ценят...

- На словах-то все признают, что нашим командам нужны диспетчеры, организаторы игры, что в футболе главное - мысль. Но на практике получается, что к диспетчерам всегда наибольшие претензии, их умение "читать" и вести игру тренеры зачастую считают как бы второй задачей, требуя от них прежде всего выполнения заданий по обороне, по нейтрализации соперников. Наверное, поэтому футбольная карьера таких игроков, как Короленков, Гусаров, Амбарцумян, заканчивается раньше, чем полузащитников-работяг. Не случайно Панаеву или Мунтяну приходится чаще выслушивать критические замечания, чем, скажем, Киселеву, Булгакову или Трошкину. Вот и я в сборной какой-то спорный игрок! Чувствую к себе настороженное отношение. Предпочтение часто отдается полузащитникам, выполняющим локальное задание или так называемый "большой объем работы". Ну, в сборной еще куда ни шло: там ведь есть Мунтян, Коньков, Андриасян! А в ЦСКА только мне приходится выполнять обязанности организатора атакующих действий. И если игра не получается, меня считают первым виновником. Б современном же футболе, я убежден, каждый полузащитник, и не только полузащитник, а любой игрок - должен быть "комбинатором".

- Но ведь вы хавбеком стали не сразу?

- Когда нападающих было четверо, я играл чуть сзади и при этом много забивал. Но самое большое удовольствие, повторяю, я получал от игры в пас, особенно взаимодействуя с Борисом Казаковым. К сожалению, только после его ухода из ЦСКА, я по-настоящему понял, как хорошо было играть с ним. Он не был примитивным "тараном", действовал впереди разнообразно, защитникам соперников доставлял столько трудностей, что нам, его партнерам, облегчал жизнь. Но вот команды стали играть с тремя форвардами, и я логично оказался в средней линии. Сразу почувствовал, что необходимость активно участвовать в обороне обедняет мою игру, я реже стал появляться впереди. Конечно, в идеале нужны игроки-универсалы, но, пока их мало, нужно так распределить обязанности в команде, чтобы каждый больше занимался тем, в чем он полезнее, сильнее. Вспомните, Воронин на чемпионате мира в Англии сумел нейтрализовать Альберта и Эйсебио, но в тех матчах он меньше участвовал в созидательной игре.

- Один тренер недавно сказал мне: "Федотов всем хорош, да вот "машинки" не хватает".

- Не согласен я с этим. Физических сил у меня достаточно, но вот не всегда хватает душевного подъема. Причем в тех матчах, когда поставлена задача сначала не дать сыграть сопернику и. лишь при случае сыграть самому. А когда, мне говорят: "Ты должен играть, а не работать, атаковать, создавать игру для форвардов", вот тогда у меня "машинки" хватает.

- Вам уже тридцать. Как вы считаете, все ли вам удалось сделать в футболе, что хотели, счастливой ли была ваша спортивная жизнь?

- Однозначно тут не ответишь. Кажется, я могу быть удовлетворен внешней, что ли, стороной своей футбольной жизни. Играл только в самой любимой команде - ЦСКА, был чемпионом страны, лучшим бомбардиром, членом сборной СССР. Постараюсь довести счет голов до ста и попасть в Клуб Григория Федотова, Но в каждом пункте есть свое "но". Почти все время, что я играю, ЦСКА переживает трудные времена, постоянно идет разговор о становлении, поисках игроков и игры. Часто менялись у нас тренеры и футболисты - чуть ли не 50 нападающих были за это время моими партнерами! Однажды мы вышли на поле, и ц обнаружил, что не знаю имен половины игроков. А каждая смена тренера... В таких условиях нелегко было оставаться самим собой. А для того чтобы игра приносила полное удовлетворение, команда и каждый футболист должны иметь свое игровое лицо, отстаивать собственные взгляды. Если бы в ЦСКА был в эти годы настоящий цельный коллектив, то было бы больше уверенности и в партнерах, и в себе и забил бы я больше и больше пользы принес бы команде.

- Но вы ведь еще не собираетесь заканчивать?

- Конечно, нет. Совершенно не чувствую груза 30 лет. Если бы вы не напомнили, если б другие не. напоминали... Нет, кончать не собираюсь. Только сейчас я в полной мере осознаю, что такое настоящий футбол. У меня теперь меньше интуитивных, подсознательных действий, стараюсь все делать осмысленно, понимаю, на. чем нужно сосредоточиваться в тренировках, как лучше готовиться к играм. Никогда не соглашусь, что 30-летние должны заканчивать. Разве не обидно, например, что так рано сошли Маношин, Мамыкин? Если б они, да и некоторые другие, остались в ЦСКА в свое время, вероятно, не затянулось бы так надолго становление нашей команды.

- Вы говорили, что не вы выбрали футбол, что это он, так сказать, вас выбрал. Теперь, как сложившийся человек, задумывались ли вы о том, что вообще футбол дает людям, в чем причина такой его популярности, такого внимания к нему со стороны миллионов людей?

- Да, трудный вопрос. Придётся начать издалека. Мне было всего 12 лет, когда я понял, что в футболе есть и нечто иное, кроме его технической стороны. В 1955 году команде ЦСКА вручали Кубок перед матчем с "Торпедо". Я сидел на восточной трибуне стадиона "Динамо". Зрителей было множество. Когда армейцы совершали круг почета, все аплодировали. Отец вместе с другими тренерами. шел впереди цепочки игроков. И вот зрители, сидевшие вокруг меня (они не знали, конечно, что я его сын), приветствовали его, обращались к нему с теплыми, дружескими словами, как к близкому, даже родному человеку. Он слышал их, улыбался, махал рукой, а ведь он тогда уже давно не играл! Тогда-то я и понял, что футбол не кончается с последним свистком судьи. Футбол приносит людям радость, и они благодарят тех, кто честно ему служит. В футбольной игре, как в искусстве, есть неповторимость, поэтому нам и запоминаются красивые голы и футболисты, играющие красиво. Из отдельных, присущих только им черточек складывается и остается надолго в памяти облик команды, облик игрока.

Наконец, десятилетие в большом футболе - это концентрированный отрезок жизни, насыщенной борьбой, страстями. И футбол требует полного проявления наших человеческих качеств: трудолюбия, ума, честности, товарищества. Футбол заставляет нас пережить высшие эмоциональные нагрузки, дает испытать радость и горе, счастье и разочарование. Бывает, что сильные на поле люди, испытавшие все это, в жизни оказываются слабыми. Но хочется верить, что это исключения. Хочется, чтобы мастера футбола, закончив играть, оставались и в жизни такими же сильными. То, что было плохого в нашей футбольной биографии, забудется, а хорошее останется навсегда. Но сейчас мне пока трудно даже представить себе, как и могу оказаться вне футбола...

- И о чем же вы мечтаете?

- Мечтаю, чтобы Гришка когда-нибудь испытал по отношению ко мне то, что я, двенадцатилетний, почувствовал, когда мой отец с армейцами совершал круг почета. Мечтаю, чтобы Григорий-младший прожил яркую жизнь в футболе. Должна же ведь проявиться наследственность!..

В. ВИНОКУРОВ. Еженедельник "Футбол-Хоккей", 1973 г

Фетисов Вячеслав Александрович

Фетисов Вячеслав Александрович

Родился 20 апреля 1958 года в Москве. Заслуженный мастер спорта (хоккей с шайбой), защитник. Заслуженный тренер России. Чемпион XIV зимних Олимпийских игр в Сараево 1984 года и XV Игр 1988 года в Калгари. Серебряный призер Игр 1980 года в Лейк-Плэсиде. Семикратный чемпион мира (1978, 1981, 1982, 1983, 1986, 1989 и 1990 годов), десятикратный чемпион Европы (1978, 1981-1983, 1985-1989 и 1991 годов). На олимпийских турнирах, чемпионатах мира и Европы сыграл 123 матча, забил 48 шайб.
С 1977 по 1996 год играл за сборную СССР и России. Семь раз входил в состав символической сборной Мира, пять раз признавался лучшим защитником планеты. Четырнадцатикратный чемпион СССР. В чемпионатах СССР сыграл 487 матчей и забил 153 гола. Восемь раз признавался лучшим защитником СССР, два раза – лучшим хоккеистом сезона.
С 1975 по 1989 годы выступал за ЦСКА. Был капитаном команды ЦСКА и сборной СССР. Обладатель Кубка Канады 1981 года.
В 1989 – 1994 годах играл в НХЛ за команду «Нью-Джерси Дэвилз». С 1994 по 1998 год выступал за клуб «Детройт Ред Уингз» (НХЛ). Трехкратный обладатель Кубка Стэнли: в 1997 и 1998 годах в составе команды «Детройт Ред Уингз», а в 2000 - как тренер клуба «Нью-Джерси Дэвилз». Финалист розыгрыша этого престижного трофея 1995 года и 2001 – в качестве тренера. В чемпионатах НХЛ провел 546 матчей и забил 36 голов, в турнирах Кубка Стэнли – 116 матчей, забил 2 гола.
В 1994 году по инициативе Вячеслава Фетисова в России был организован розыгрыш Кубка «Спартака» по хоккею, переходящий приз которого был приобретен Вячеславом Александровичем в США на личные средства. Авторитет Вячеслава Фетисова стал залогом проведения в рамках этого турнира традиционных матчей звезд мирового хоккея.
В 2002 году Вячеслав Александрович был главным тренером и генеральным менеджером национальной мужской сборной России по хоккею с шайбой на Олимпийских играх в Солт-Лэйк-Сити.
С апреля 2002 – председатель Государственного комитета РФ по физической культуре и спорту, заместитель председателя организованного в том же году Совета при Президенте Российской Федерации по физической культуре и спорту.
В июле 2002 года Вячеслав Александрович избран председателем Всероссийского добровольного общества «Спортивная Россия». Инициатор акции «Расти со спортом!», целью которой является привлечение внимания к проблемам детского массового спорта в нашей стране.
В 2003 году по инициативе Фетисова В.А. была учреждена Академия высших спортивных достижений «Слава», в рамках которой проводится ежегодное вручение одноименной премии лучшим спортсменам и тренерам России.
С марта 2004 года Вячеслав Александрович возглавляет Федеральное агентство по физической культуре и спорту.
Воспитанник хоккейной школы ЦСКА. Первый тренер – Юрий Александрович Чабарин. Образование высшее, выпускник Ленинградского военного института физической культуры.
Отец: Александр Максимович Фетисов.
Мать: Наталья Николаевна, ушла из жизни в 1996 году.
Супруга Лада – президент благотворительного фонда «Республика Спорт».
Дочь Анастасия – школьница.
Вячеслав Александрович награжден орденом Трудового Красного Знамени, дважды орденами «Знак Почета», орденом Ленина, «За заслуги перед Отечеством» III и IV степени, орденом «Спортивной Славы России», орденом Международного олимпийского комитета, Золотой медалью Международной федерации хоккея на льду.
Фетисов В.А. – член хоккейного Зала Славы в Торонто и Зала Славы отечественного хоккея, действительный член Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка. Лауреат премии имени Петра Великого с вручением золотой медали «За выдающийся вклад в развитие и укрепление Государства Российского».
Вячеслав Александрович – член Совета учредителей, председатель Комитета спортсменов Всемирного антидопингового агентства (ВАДА).
В 2004 году, наряду с выдающимися спортсменами современности, Фетисов В.А. стал обладателем титула «Чемпион ЮНЕСКО» – «за выдающиеся достижения в спорте и усилия в области продвижения ценностей физической культуры и спортивных состязаний с целью создания лучшего будущего для подрастающих поколений».
Вячеслав Александрович живет в Москве.