Лучшие спортсмены России

Биографии и спортивные победы
 
 

Архив - 'Р'


Рущинский Михаил Осипович

rushinsky_01.jpgРущинский Михаил Осипович. Защитник.

Родился 5 января (17 января по новому стилю) 1895 г. в г. Москве. Скончался 22 марта 1942 г. в г. Москве.

Выступал за команды "СКЗ" Москва (1915 - 1922), «Яхт-клуб Райкомвода» Москва (1923 - 1924), «Московский Совет Физической Культуры» Москва (1925), "Трехгорка" Москва (1926 - 1930), АМО Москва (1931).

Чемпион РСФСР 1920, 1928 гг. Чемпион СССР 1920, 1928 гг.

За сборную СССР сыграл 2 матча.

Старший тренер ЦСКА Москва (1937 - 1939).

Рыжкин Владимир Алексеевич

ryzhkin_01.jpgРыжкин Владимир Алексеевич. Нападающий. Заслуженный мастер спорта.

Родился 29 декабря 1930 г. в г. Москве.

Выступал за команды "Металлург" Москва (1946 - 1948), ОДО Минск (1950 - 1951), ЦДСА Москва (1952), МВО Москва (1953), "Динамо" Москва (1953 - 1961), "Даугава" Рига (1962).

Чемпион СССР 1954, 1955, 1957 гг. Обладатель Кубка СССР 1953 г.

В сборной СССР - 5 матчей (в т. ч. 3 - за олимпийскую сборную СССР). Также за сборную СССР сыграл в 4 неофициальных матчах.

Олимпийский чемпион 1956 г.

Награжден орденом "Знак Почета".

Рощин Анатолий Александрович

8489371dd2b6.jpgАнатолий Александрович РОЩИН

Родился 10 марта 1932 года в селе Гавердово Рязанской области
Выступал в весовой категории свыше 100 кг.
Чемпион СССР (1962, 1963, 1967, 1971), серебряный призер (1961, 1964, 1968, 1972).
Чемпион мира (1963, 1969, 1970) и Европы (1966). Серебряный призер чемпионата мира (1962, 1967, 1971).
Олимпийский чемпион (1972), серебряный призер Олимпийских игр (1964, 1968). Заслуженный мастер спорта (1964).
Тренер, судья Всесоюзной (1975) и международной категории (1979).
Награжден Орденами Ленина и Трудового Красного Знамени, медалью «За трудовую доблесть». Преподаватель ВИФК

Роднина Ирина Константиновна

rodnina1.jpgРодилась 12 сентября 1949 года в Москве
В парном катании с Алексеем Удановым Ирина Роднина первой в мире стала выполнять прыжок двойной аксель и тройную подкрутку.
До 1973 выступала с Улановым, затем с Александром Зайцевым. В 1976 году пара перешла от тренера Станислава Жука к Татьяне Тарасовой.
11-кратная чемпионка Европы (1969-78, 1980).
10-кратная чемпионка мира (1969-78).
Трёхкратная олимпийская чемпионка (1972, 1976, 1980).
Председатель Центрального совета Всероссийского добровольного общества «Спортивная Россия».
Награждена Орденом Ленина, двумя Орденами Трудового Красного Знамени, Орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени.
Член Совета при Президенте Российской Федерации по физической культуре и спорту.

Ромишевский Игорь Анатольевич

romishevsky_i1.jpgРодился 25.3.1940 в г. Жуковский Московской области), заслуженный мастер спорта (1968), кандидат технических наук (1974).
В 1960-1961 - СКА Куйбышев, в 1961-1972 - в ЦСКА.
Чемпион СССР 1961, 1963-1966, 1968, 1970-1972, второй призер 1967, 1969, третий призер 1962.
В чемпионатах СССР - 350 матчей, 50 голов. Обладатель Кубка СССР 1966-1969.
Чемпион мира 1968-1971, второй призер 1972.
Чемпион Европы 1968-1970, второй призер 1971, 1972.
Чемпион ЗОИ 1968 ,1972.
В ЧМ и ЗОИ - 43 матча ,2 гола.
С 1974 заведующий кафедрой физического воспитания Московского физико-технического института. Награжден 2 орденами, а также медалями.
........ Исполняющий обязанности Президента Российской Федерации Владимир Путин поздравил двукратного олимпийского чемпиона по хоккею, заслуженного мастера спорта Игоря Ромишевского с 60-летием.
В поздравлении, в частности, говорится:
"Блестящий хоккеист, двукратный олимпийский чемпион, Вы смогли не только собрать внушительный "урожай" спортивных наград, но и внести весомый вклад в воспитание нового поколения отечественных спортсменов. Ваша яркая игра завораживала людей.
Для многих мальчишек, влюбленных в спорт, Вы были и остаетесь настоящим кумиром. Уверен, что Вы и впредь не пожалеете сил для пропаганды российского хоккея, активного и здорового образа жизни".....

Разинский Борис Давидович

razinsky_03.jpgРазинский Борис Давидович. Вратарь. Заслуженный мастер спорта.

Родился 12 июля 1933 г. в г. Люберцы Московской обл.

Воспитанник детской команды тульского клуба «Пищевик».

Выступал за команды в/ч г. Бологое (1947 - 1951), ГЦОЛИФК Москва (1951), г. Калинина (1952), МВО Москва (1953), «Спартак» Москва (1953, 1961), ЦСКА Москва (1952, 1954 - 1961), «Динамо» Киев (1962), «Черноморец» Одесса (1963), СКА Одесса (1966), «Металлург» Липецк (1967 - 1968), «Политотдел» Ташкентская обл. (1969), «Даугава» Рига (1970), «Арарат» Ереван (1970), «Волга» Горький (1971), «Гранит» Тетюхе (1972 - 1973).

Чемпион СССР 1953 г. Обладатель Кубка СССР 1955 г.

За сборную СССР сыграл 3 матча. За олимпийскую сборную СССР сыграл 5 матчей

Олимпийский чемпион 1956 г.

Начальник команды «Двина» Витебск (1974). Тренер в ЦСКА Москва (1974). Тренер-селекционер в команде «Даугава» Рига (1975 - 1976). Тренер в клубе «Самсунг Блю Уингз» Сувон, Корея (1999). Тренер в клубе «Черноморец» Новороссийск (1999 - 2000, 2001). Тренер в клубе «Химки» Химки (2001). Тренер в клубе «Волгарь-Газпром» Астрахань (2001 - 2002). Тренер в отделе футбола Спорткомитета РСФСР (1977). Тренер-администратор в управлении футбола Спорткомитета СССР (1978, 1979). Начальником команды ветеранов «Спартак» Москва (1990 - 1997). Заместитель председателя комитета ветеранов РФС (с 1992-го). Инспектор в РФС (1997 - 2000).

СВОЙ ОЛИМПИЙСКИЙ ЧЕМПИОН!

Далеко не каждый город может похвастаться тем, что в нем проживает спортсмен мирового уровня. Город Белев по праву гордится своими чемпионами, на все времена прославившими отечественный спорт. Они золотыми буквами вписали свои имена в его немеркнущие страницы, через нелегкий труд спортсменов добыли славу своей стране. Им рукоплескал весь мир!

После окончания школы, поступив в Московский институт физической культуры в 1952 г., Борис Разинский попадает в прославленную команду ЦДСА и приступает к тренировкам в первой команде мастеров. Но в конце 1952 г. ее расформировали за поражение сборной СССР (основной костяк которой составляли московские армейцы) от сборной Югославии на Олимпийских играх в Хельсинки. Сезон 1953 г. пришлось провести в "Спартаке".

С 1954 по 1961 годы Разинский вновь в воротах ЦСКА. Затем снова "Спартак" (Москва), "Динамо" (Киев), "Черноморец" (Одесса), СКА (Одесса), "Металлург" (Липецк), "Политотдел" (Ташкентская обл.), "Даугава" (Рига), "Арарат" (Ереван), "Волга" (Горький). В этом клубе в 1971 году он провел последний сезон своей долгой спортивной карьеры - 26 лет, играть закончил соответственно - в 38 (!).

Современники отличали его акробатическую подготовку, великолепную технику, надежность. Стоит отметить тот факт, что в своей футбольной карьере он забил два гола за ЦСКА в высшей союзной лиге, так как иногда для разрядки выходил на поле в роли нападающего. Потом были еще 3 забитых гола. Это редкое явление - пригодились навыки центрфорварда. В те времена романтического футбола таких голкиперов называли вратарями-гонялами.

Разинский был одним из лучших вратарей страны, ему довелось дублировать самого Льва Яшина в сборной СССР. Наивысшей точкой его карьеры стало золото Мельбурна 1956 г. Вот как рассказывает об этом сам Борис Давидович:

"Сколько лет прошло, а XVI Олимпийские игры в Мельбурне занимают особое место в памяти. Их я не смогу забыть никогда.

Сезоны 1955 и 1956 годов для меня были, можно сказать, удачными. В первом наша команда выиграла Кубок, во втором, кроме завоеванных бронзовых медалей (чемпионом стал "Спартак"), мы удачно выступили в целой серии международных матчей. Взять хотя бы игру с венской "Аустрией", в которой команда ЦДСА победила с крупным счетом 5:0, или встречу со сборной Израиля в рамках олимпийского турнира - также 5:0.

В сезоне 1955 года армейцы забили в чемпионате 35 мячей, в свои ворота пропустили лишь 20 - немного меньше, чем "Спартак", "Торпедо", киевское "Динамо". В 1956-ом на счету наших форвардов было 40 голов, пропустили же в свои 32. У нас хорошо сыграли защитники Анатолий Башашкин, ветеран команды, четырехкратный чемпион страны, участник XV Олимпиады в Финляндии Анатолий Порхунов, Михаил Перевалов, нападающий таранного типа Юрий Беляев, другие. Я тоже имел все основания быть довольным. Два года подряд меня включали в тройку лучших вратарей страны. Последовало приглашение и в сборную. Я продолжал тренироваться, усиленно работал над собой - порой даже через "не могу". Впереди были Олимпийские игры и уж очень хотелось выступить на них, побороться за медали.

И вот я в составе сборной страны. Вместе с группой достаточно именитых футболистов летим в Австралию. Но сначала наш "Ту-104", который пилотировал Борис Павлович Бугаев - будущий министр гражданской авиации, приземляется в столице Индии Дели, далее - Рангун. Затем - долгожданный, тысячу раз виденный в мечтах и грезах Мельбурн. Самолет авиакомпании "Пан-Америкен" мягко катится по бетонированной полосе аэродрома. Чем порадуешь нас, столица Австралии и XVI Олимпиады?

Размещаемся в Олимпийской деревне, в двухэтажном домике. Встречи с австралийцами, особенно с молодежью, каждодневные тренировки забирали много сил и времени. Но мы буквально жили предстоящими играми, думали только о них. Знали, борьба будет трудной, на Олимпиадах слабых не бывает. На это нацеливало нас и руководство команды, в частности старший тренер Гавриил Дмитриевич Качалин. И грянул бой...

В 16 часов 30 минут 24 ноября 1956 года на стадионе "Олимпик-Парк" в Мельбурне раздается свисток английского судьи Манна и начинается первая игра одной восьмой финала На зеленом поле - сборные команды СССР и Германии. Но прежде чем начать рассказ об этой игре, следует вспомнить некоторые подробности олимпийского турнира.

Игры проводились по олимпийской системе - проигравший выбывает из дальнейшей борьбы. Во время матча не допускались замены игроков. Если команды дважды сыграли вничью, третья игра уже не проводится, а победителя определяет жребий. После каждого тура - жеребьевка, определяющая соперников. Это создавало дополнительные трудности, поскольку никто из участников турнира не знал заранее, с кем ему придется играть.

У нашей команды были свои сложности. На Олимпиаду мы приехали после напряженного сезона. Большая усталость некоторых игроков, естественно, не могла не сказаться на выступлениях сборной.

Участие в финальном турнире принимали 11 команд - Египет, Китай, Венгрия, Южный Вьетнам, Турция отказались выступать. В 1/8 финала должны были участвовать сборные СССР и Германии (ФРГ), Англии, Таиланда, Австралии и Японии. Остальные 5 команд начинали с 1/4 финала.

Но вернемся к игре СССР - Германия. За наших олимпийцев в тот день играли: Яшин, Тищенко, Башашкин, Огоньков, Парамонов, Нетто, Татушин, Исаев, Стрельцов, Иванов, Рыжкин. За сборную Германии выступали: Гертц, Гердау, Р. Гоффман, Хофер, К. Гоффман, Земельман, Мауритц, Гейгер, Шафер, Цейтлер, Хабич. Команда соперников сильная, хорошо подготовленная, многие футболисты из известных профессиональных клубов. Особенно стоит выделить вратаря Гертца и центрального защитника Р. Гоффмана.

Наши ребята атакуют буквально с первых минут, на нашей стороне инициатива, а гола - нет. Немцы дружно "опекают" Эдуарда Стрельцова.

На 23-й минуте Анатолий Исаев на большой скорости прорывается к воротам германской сборной, обходит двух защитников и метров с двадцати сильно и точно бьет. Удар - что надо! Вратарь Гертц лежит, а мяч - в сетке! Мы повели в счете.

Второй тайм начался с атак немецких футболистов, но они не принесли им желаемого результата. В атаке сборная СССР. Гертц несколько раз спасает свою команду от, казалось бы, верных голов. Счет не менялся долго. Только на 41-й минуте второй половины игры наш великолепный Эдик Стрельцов, воспользовавшись тем, что его "визави" Р.Гоффман явно не успевает за ним, врывается в штрафную и увеличивает счет - 2:0. Но точку ставить рано. Одиннадцатый номер немцев Хабич забивает ответный мяч. При счете 2:1 в нашу пользу закончилась первая наша игра на Олимпиаде-56. Начало неплохое. Но как будут развиваться события дальше?..

А дальше была игра со сборной Индонезии, о которой столько написано, что может и сама игра того не стоит. И все же... Не погрешу перед истиной, если скажу, что мы рассчитывали на легкую победу в этом несложном матче. Индонезийский футбол успехами не славился, современной футбольной культурой их команды еще не владели.

Однако легкой победы не вышло. Скорее, наоборот. Индонезийцы избрали какой-то сверх защитный вариант: вратарь, девять защитников в собственной штрафной и лишь один игрок в нападении.

В составе нашей команды - Яшин, Тищенко, Башашкин, Кузнецов, Беца, Нетто, Татушин, Исаев, Стрельцов, Сальников, Рыжкин. За сборную Индонезии играли: Салан, Сиредар, Тио, Сихи, Судиана, Ватим, Кастори, Раманд, Витарза, Диамиани, Арифик. Атаковать индонезийцы не пытались. Но и нам не давали играть. Почти всей командой наши футболисты "висели" на воротах Салана и безрезультатно. С различных положений бьют по воротам соперников Татушин, Стрельцов, Исаев, Сальников. Эдик Стрельцов бил буквально метров с 5 - 7. Мяч попадает сначала в голову вратаря, затем отскакивает от нее и... угодил в крестовину. Так и не удалось нам преодолеть индонезийский "сверхбетон". Ушли с поля расстроенные, нервные, злые. Но кого винить? Разве что самих себя.

Пришлось играть повторный матч. На игру мы вышли в несколько измененном составе. Ворота защищал я. В полузащите вместо моего одноклубника по ЦДСА Иосифа Бецы играл Анатолий Масленкин, в нападении вместо Рыжкина появился еще один спартаковец - Анатолий Ильин, а Исаева сменил Валентин Иванов из "Торпедо".

Индонезийцы вновь пытаются уйти в глухую защиту, применяя свой сугубо оборонительный вариант. Но не тут-то было. Наши ребята действуют умнее, находчивее, целеустремленнее. Первый гол с подачи Ильина забил Сальников, затем Иванов удвоил счет. Третий и четвертый мячи провели наш капитан Игорь Нетто и снова Сальников. Одна из австралийских газет писала после первого, "нулевого", матча: "Чудо защиты Индонезии! Русские 68 раз били по воротам, но встречали каменную стену... Двадцать семь угловых ударов у ворот Индонезии!.." Так было. И все же мы сломали эту "каменную стену"..

Мы вышли в полуфинал, где предстояло встретиться с командой Болгарии. И наши, и болгарские футболисты понимали, что от результата этой игры зависит многое. Кому повезет больше?

За поединком давних соперников пришли понаблюдать около 40 тысяч зрителей, среди них и наши туристы. Они все время подбадривают нас. Впрочем, как и болгарские своих. На игру вышли: СССР - Яшин, Тищенко, Башашкин, Огоньков, Парамонов, Нетто, Татушин, Иванов, Стрельцов, Сальников, Рыжкин; Болгария - Найденов, Ракаров, Манолов, Николев, Стефанов, Ковачев, Стоянов, Миколов, Панайотов, Колев, Янев. Судит английский судья Манн, тот самый, который судил наш первый матч с объединенной командой Германии.

Болгары сразу же пытаются использовать выдвинутых вперед Колева и Стоянова. Не все получается и у Колева. Отлично играет Яшин. Он трижды спасает свои ворота от возможного гола.

Вскоре получает травму Валя Иванов. Но замены запрещены. Играем... А во втором матче произошло то, о чем долго писала да и еще продолжает писать пресса. Собственно, писать действительно есть о чем. Тяжелую травму получает наш защитник Коля Тищенко. У него сломана ключица. Как быть? Будем играть вдесятером. Но Николай видит, как тяжело его команде, как рвутся к воротам Яшина болгарские футболисты... И он остается на поле. Играет с перебинтованной грудью, как солдат, получивший боевое ранение, но не ушедший с поля боя.

Девяносто минут не принесли преимущества ни одной из команд, 0:0. Судья Манн назначает дополнительное время. Болгары продолжают все более настойчиво штурмовать наши ворота. На 96-ой минуте неутомимый Колев открывает счет. Что, поражение и - от ворот поворот? Нет, еще не все потеряно. Я вижу со скамейки запасных мокрые лица и майки наших ребят, блеск их глаз. Нужна, очень нужна нам победа! Мы, как говорится, за ценой не постоим... Эдик Стрельцов за 8 минут до конца дополнительного времени, получив пас от Иванова, забивает ответный мяч, 1:1. Судья Манн уже посматривает на секундомер. Но... Мяч у Тищенко. Николай с прибинтованной к груди рукой самоотверженно вступает в борьбу, отбирает мяч у защитников болгар и отдает его Стрельцову, тот быстро пасует Рыжкину. Володя делает прострельную передачу вдоль ворот Найденова - и набежавший Борис Татушин попадает в цель. Мы побеждаем... Мы выходим в финал...

В финале нас ожидала очень сильная команда Югославии. Главный матч Олимпиады-56 состоялся 8 декабря на центральном олимпийском стадионе в присутствии более 100 тысяч болельщиков. На решающую игру тренеры Г. Качалин и Н. Гуляев выставили следующий состав: Яшин, Кузнецов, Башашкин, Огоньков, Масленкин, Нетто, Татушин, Исаев, Симонян, Сальников, Ильин. У югославов на поле вышли: Раденкович, Коашач, Спаич, Радович, Сантек, Кретич, Шекуларац, Папич, Антич, Веселинович и Муич. Сразу же после свистка судьи Райта (Австралия) югославы пошли в атаку. Прорывается правый полусредний Папич и бьет по воротам Яшина. К счастью, мимо. Атака следует за атакой, наш вратарь все время в работе. "Молодец, Лева!" - подбадриваю его, а сам думаю: "А я смог бы так, как он?" И отвечаю себе же: "Если бы пришлось, наверное, сыграл бы. Ведь это же Финал!"

В первом тайме счет так и не был открыт. В начале второго Симонян, умело воспользовавшись ошибкой защиты, наносит опасный удар по воротам Раденковича. Выше ворот. Какая досада! И вот идет 50-я минута. Правый крайний Борис Татушин обыгрывает югославского защитника и подает мяч в штрафную и Анатолий Ильин мастерски головой посылает его в ворота сборной Югославии, 1:0. Сможем ли мы, сумеем ли удержать победный счет? Югославы атакуют яростно, неудержимо. Яшин в который уже раз спасает команду от неминуемого гола. Боже, как медленно тянется время. Скорее, скорее...

Райт дает финальный свисток. Матч окончен. Мы - олимпийские чемпионы!.. Ребята обнимаются, целуются. На глазах слезы. Да, мы сделали все, что могли. И вот она, победа!

Мы идем к пьедесталу почета. Впереди - наш капитан Игорь Нетто, за ним Лева Яшин, наш великолепный вратарь, я... Не во всех играх олимпийского турнира довелось мне принимать участие, не моя в том вина. Я был готов в любую минуту выйти на зеленый газон. Как, впрочем, и все мои товарищи по сборной.

Президент Международного Олимпийского комитета Эвери Брендедж вручает нашим ребятам золотые медали. Рядом с нами футболисты Югославии и Болгарии - серебряные и бронзовые призеры. Мы поздравляем друг друга. Снова объятия, крепкие пожатия рук. Такое не забывается. Такое нельзя забыть."

В город Белев Борис Давидович приехал по приглашению своего друга - знаменитого футболиста и тренера ЦСКА Владимира Игоревича Дорофеева. Случилось это в 1996 г. Город ему так понравился, что он купил здесь дом, отстроил его практически заново и проживает в нем со своей семьей в основном в летнее время.

Современники могут только позавидовать отменной физической форме этого ветерана футбола. Да и слово "ветеран" для таких титанов спорта очень относительно. Он хоть сейчас готов выйти на поле и снова, распластавшись в прыжке, тащить самые неберущиеся мячи. Стоит лишь вообразить зеленый газон, ворота, футбольный мяч и Борис Разинский снова в игре.

Сайт г. Белева

ПЕРВАЯОЛИМПНЕОФИЦДАТАМАТЧПОЛЕ
игигиг
1-2    23.10.1955   СССР - ФРАНЦИЯ - 2:2д
2-3    23.05.1956   СССР - ДАНИЯ - 5:1д
3 1   01.12.1956   ИНДОНЕЗИЯ - СССР - 0:4н
  2-1  27.06.1959   СССР - БОЛГАРИЯ - 1:1д
  3   19.07.1959   СССР - РУМЫНИЯ - 2:0д
  4   02.08.1959   РУМЫНИЯ - СССР - 0:0г
  5-2  13.09.1959   БОЛГАРИЯ - СССР - 1:0г
ПЕРВАЯОЛИМПНЕОФИЦ 
игигиг
3-35-2

Радимов Владислав Николаевич

radimov_05.jpgРадимов Владислав Николаевич. Полузащитник.

Родился 26 ноября 1975 г. в г. Ленинграде (ныне - г. Санкт-Петербург).

Воспитанник ленинградской СДЮШОР "Смена". Первый тренер - Марк Абрамович Рубин.

Выступал за команды "Смена-Сатурн" Санкт-Петербург (1992), ЦСКА Москва (1992 - 1996), "Сарагоса" Сарагоса, Испания (1996 - 2000), "Динамо" Москва (1999), "Левски" София, Болгария (2000), "Крылья Советов" Самара (2001 - 2002). С 2003 г. играет за "Зенит" Санкт-Петербург.

Чемпион России 2007 г. Чемпион Болгарии 2000 г.

За сборную России сыграл 33 матча, забил 3 гола. За олимпийскую сборную России - 3 матча. Также за сборную России сыграл в 1 (забил 1 гол) неофициальном матче.

Участник чемпионатов Европы 1996, 2004 гг.

ВСЕ МОЖНО ИЗМЕНИТЬ К ЛУЧШЕМУ

Бывший полузащитник ЦСКА, уже третий сезон выступающий в испанской "Сарагосе", один из тех, с чьим именем в России связывают надежды на возрождение сборной. В 16 лет Владислав Радимов уже играл в основном составе ЦСКА, в 18 - в национальной сборной России, в 20 - провел все три матча на чемпионате Европы в Англии, после чего отправился покорять Испанию. Я не сомневался, что в "Сарагосе" наш самый талантливый футболист 90-х (по игровой манере он напоминает Йохана Кройфа) превратится в звезду мирового класса. Увы, пока ожидания не оправдались. Почему? Чтобы ответить на этот вопрос, я побывал у Радимова в Сарагосе, где он живет с женой Лорой и дочкой Сашей. В течение трех дней мы подолгу беседовали с Владиславом, чей монолог "СЭ журнал" предлагает читателю.

Мамчур

21 декабря прошлого года я прилетел на неделю из Сарагосы в Москву. Чтобы не выйти из формы, по вечерам мы с Рамизом Мамедовым поигрывали в мини-футбол. Однажды, когда уже собрался в Олимпийскую деревню, позвонил Сергей Мамчур. Попросил немного денег взаймы. Я сказал, что сейчас завезу, и помчался в сторону "Динамо" - в том районе он с женой и двумя детьми снимал квартиру. Я незадолго до отъезда в Испанию себе квартиру выбил, а Серега не такой человек, чтобы у начальства что-то просить. Как и Денис Машкарин, который играл в ЦСКА с 1992 года, а своего угла так и не имел. Его и Мамчура, который и на поле, и в жизни никогда никого не подводил, все обещаниями кормили.

Настроение у Сергея было неважное, и я предложил ему составить мне компанию. Он согласился, но, сославшись на усталость после тренировки в ЦСКА, играть с нами не стал.

"Лучше за тебя поболею", - сказал он и стал наблюдать за нашей "битвой гигантов". Когда же она завершилась, Мамчура в зале уже не было. А утром мне по телефону сообщили, что Серега умер. Я выронил трубку из рук, по щекам потекли слезы, хотя сразу и не смог поверить в случившееся. Мамчуру ведь было всего 25 лет...

Я был на панихиде в Москве, потом хотел вместе с Минько, Семаком и Гришиными сопровождать гроб в Днепропетровск, но опаздывать, пусть даже на сутки, в "Сарагосу" не имел права. Игроки "Сарагосы", узнав о смерти Мамчура, спросили: "Ты хорошо его знал?" "Он был моим лучшим другом", - ответил я. После этого все затихли - словно минутой молчания испанцы, аргентинец, швед, парагваец, бразилец решили почтить память замечательного украинского парня.

Рапира

Каких только травм у меня не было - и вывихи, и переломы (в 17 лет даже два), но хуже любой травмы - зубная боль. Между тем мои родители, стоматологи, постоянно следили, чтобы с зубами у меня все было в порядке. Только к ним за помощью я ни разу не обращался. Из маминого кресла наверняка бы сбежал, как только она включила бы бормашину. Рядом с чужим человеком себе такого не позволишь - будешь терпеть до конца.

Родители, которые работали по 12 часов в день, никогда не настаивали, чтобы я пошел по их стопам. Они не хотели только, чтобы их единственный сын слонялся по квартире без дела, шлялся по дворам или торчал в подъезде. И были рады, когда я занялся фехтованием. На дорожке с рапирой в руках я чувствовал себя д'Артаньяном. Мне нравилось опережать соперника - каждому удачному уколу радовался как ребенок. Да и было мне всего десять лет. Фехтовальная карьера долгой не получилась, но, прежде чем поставить в ней точку, добился кое-каких успехов - стал третьим призером в первенстве Ленинграда среди своих сверстников.

А фехтовать перестал потому, что на разминках перед тренировками нам давали минут десять погонять футбольный мяч. Вот от чего приходил в полный восторг. И когда меня, третьеклассника, приняли в футбольную школу "Смена", без раздумий раз и навсегда покончил с фехтованием.

"Смена"

С одной стороны, родители были рады, что, пройдя огромный конкурс, я был зачислен в футбольную школу, с другой... "Футболист - это не профессия", - не уставала повторять мама, заметив, что учеба отошла у меня на второй план. Уроки действительно делать было некогда. Утром и вечером тренировки, а домашние задания я делал по дороге в школу в 93-м автобусе, хотя за 40 минут все задачки по математике не решишь. Выручали девчонки-отличницы - давали списывать перед уроками и на переменах. Я не вундеркинд - пятерок в моем дневнике было немного, но и в отстающие старался не попадать. Мне безумно хотелось играть, а наш тренер Марк Абрамович Рубин двоечников к тренировкам не допускал.

Играли мы по системе 4-3-3, в которой Рубин отводил мне роль опорного полузащитника. С тех пор куда меня только не ставили (в стыковом отборочном матче против Италии в Неаполе, по существу, правого защитника играл), но комфортнее всего чувствовал себя в центре средней линии.

Не сказал бы, что чем-то сверхособенным выделялся среди сверстников, но однажды Александр Кузнецов, тренер юношеской сборной страны, вызвал на сборы. Там я познакомился с Димой Хохловым. Правда, меня, в отличие от него, в эту сборную больше не приглашали. Да и в команде третьей лиги "Смена-Сатурн" повышенным вниманием не баловали. Но я не отчаивался и надеялся, что когда-нибудь примерю футболку "Зенита". Моя комната была обклеена фотографиями знаменитых игроков и команд - вырезками из журналов, а на самом видном месте красовался портрет Валерия Брошина с автографом, который посчастливилось взять. Тогда и думать не смел, что пройдет несколько лет, и мы будем играть в одной команде. Только не в "Зените", куда меня никогда не звали, а в ЦСКА. Когда же на турнире в Сарагосе нас с Брошиным поселили вместе, я был на седьмом небе от счастья.

Через пару лет я снова приехал в Сарагосу. Один. Без ЦСКА и без Брошина. Быть может, поэтому и не испытал той радости, которую пережил в первый приезд.

ЦСКА

Мне было 16 лет, когда Степан Петрович Крысевич привез меня в Москву в ЦСКА. Вместе с другими иногородними игроками дубля - Хохловым, Шуковым, Демченко, Агеевым, Цаплиным, Мельниковым - мы жили в скромном пансионате при стадионе на Песчаной улице. Платили так мало, что иногда не хватало денег даже на еду. Выручали посылки из дома от родителей. Гостинцы делили на всех поровну. Помню, с каким удовольствием поглощали демченковское запорожское сало, фрукты и рыбу Хохлова, нашу питерскую сырокопченую колбасу!

На витрины магазинов модной одежды не заглядывались. Тренировочные костюмы с буквами ЦСКА на спине нас вполне устраивали, и мы разгуливали в них по городу. Мимо к памятнику Пушкина на свидание или дискотеку в "Олимпийский" спешили казавшиеся нам сытыми и нарядными ровесники-москвичи. Я, вынужденный жить по распорядку, в душе завидовал их раскованности и свободе. Но сейчас, вспоминая те непростые дни в чужом городе, все чаще и чаще ловлю себя на мысли, что это было замечательное, время. Быть может, лучшее в моей жизни. Время товарищества, надежд и мечтаний.

В декабре прошлого года Коста, тренер "Сарагосы", спровоцировал меня на скандал, и я твердо решил уйти из команды. Все равно куда. Конфликт получил огласку, и мне стали звонить из разных клубов, в том числе российских - "Динамо", "Торпедо", "Зенита". Но если бы вернулся на родину, то только в ЦСКА. Хотя бы ради болельщиков, которые меня очень любили. И я их любил. И будь я в ЦСКА, когда Тарханов с несколькими ребятами уходил в "Торпедо", то при всем уважении к Александру Федоровичу остался бы в армейской команде, за которую впервые сыграл в 16 лет.

Это было в Находке, куда многие не поехали, и Геннадий Костылев выпустил меня в середине второго тайма. При Костылеве я сыграл всего четыре матча. Зато пришедший ему на смену Борис Копейкин верил в меня и неизменно ставил в состав. А на отношение Тарханова и вовсе грех жаловаться. Я, похоже, был его любимчиком, и то, что он не прощал в игре другим, к примеру, Ильшату Файзуллину, мне, как говорится, сходило с рук.

Та команда могла многого добиться, но мы были молоды, порой играли на публику, делили матчи на главные и второстепенные. Может быть, поэтому самые яркие игры я провел против "Спартака" и забивал в его ворота чуть ли не регулярно, кто бы их ни защищал.

Однако голы никогда не были для меня самоцелью. Всегда радовался удачам партнеров, забивавших после моих передач. Меня называли лидером команды, но таковым себя не ощущал. Лидер тот, кто, не потеряв самообладания в экстремальной ситуации, готов повести остальных за собой. Я же, если играли дома и долго не могли забить, начинал нервничать, а иногда в сердцах даже просил, чтобы меня заменили.
Взрослел я не так быстро, как хотелось тренерам. Но постепенно моя игра становилась осмысленней, рациональней. Я уже не лез с мячом, например, на пятерых соперников, чаще играл в пас, а если пас не проходил, винил в этом себя, а не партнера, не сделавшего шаг навстречу мячу. Пресса меня хвалила. В газетах писали, будто бы Радимов чуть ли не в одиночку выиграл тот или иной матч. Я на это не обращал внимания, потому что знал: у нас в команде каждый делает свое дело. Но вы не представляете, как корил себя после провальных матчей! И в том, что мы ни разу не выиграли чемпионат или Кубок, тоже ощущал свою вину. Возможно, карьера в России сложилась бы более удачно, если бы я согласился перейти в "Спартак", куда меня приглашал Олег Романцев.

Однако уйти в "Спартак" значило играть против ЦСКА. Против ребят, с которыми связывала крепкая дружба, против команды, так много для меня сделавшей. Я отказался и никогда об этом не жалел.

Сборная

В августе 1994-го меня впервые пригласили в сборную. В родном Питере перед закрытием Игр доброй воли наша команда встречалась со сборной мира. Я вышел на замену и забил. Вскоре Романцев вызвал меня на товарищеский матч с австрийцами. Мы победили - 3:0, а я играл весь второй тайм.

Я понимал, что за красивые глаза в сборную не берут. Но был уверен и в том, что, если бы Тарханов, будучи главным тренером ЦСКА и ассистентом Романцева в сборной, не настоял на моей кандидатуре. Олег Иванович обошелся бы и без меня. В его распоряжении были футболисты, которых знала вся Европа. Не сомневался, что в официальных матчах отдадут предпочтение им. И когда 19 ноября, за неделю до моего дня рождения, в Глазго на установке перед отборочной встречей чемпионата Европы с шотландцами не услышал своей фамилии, не огорчился, потому что считал за честь попасть даже в число запасных.

И вдруг за 15 минут до начала игры Кирьяков, прихрамывая, идет к скамейке. "Выходи на поле, будешь играть", - говорит Романцев и вкратце объясняет мои функции.

Если бы за три дня до матча сообщили, что выйду в основном составе, то наверняка провел бы несколько бессонных ночей. Меня ведь легионеры, прошедшие огонь, воду и медные трубы, вообще толком не знали. Неудивительно, что Андрей Канчельскис то и дело путал мое имя, на что я не обижался.

Меня бросили в "бой" настолько неожиданно, что даже испугаться не успел. Вошел в игру спокойно. Когда получают мяч, стремился его не потерять - об этом в первую очередь и просил меня Романцев. Играл рядом с легионерами и восхищался ими. А когда Шалимов послал мяч метров на 40 и он опустился в той самой точке штрафной, куда примчался Радченко, а перед ним был только вратарь, я чуть с ума не сошел. Даже не от радости после забитого нашей командой гола, а от фантастической передачи - это ж надо так видеть поле и чувствовать партнера!

Я не сделал в той игре, завершившейся вничью, ничего особенного. Быть может, поэтому было вдвойне приятно, когда в раздевалке после матча Шалимов пожал мне руку и поблагодарил. Шалимов, да и другие наши "иностранцы" - Канчельскис, Колыванов, Онопко - поразили меня не только мастерством, но и манерой поведения. Они держались естественно и разговаривали так, будто мы лет десять играли вместе. Видели они во мне конкурента или нет, но их поддержку, которая новичку сборной нужна как воздух, я ощущают постоянно.

Черчесов

На сборах нашей национальной команды - в Новогорске, Тарасовке или за границей - моими соседями по комнате были Бушманов, Мамедов, Хохлов. Но однажды, перед товарищеским матчем с немцами в Лужниках, меня поселили в одном номере с Черчесовым. "Будет учить жить", - предупредили меня те, кто хорошо знает Стаса.

- Значит, так. - многозначительно произнес Черчесов, когда я поставил сумку посреди комнаты, - порядок здесь должен быть идеальным. Если уж Добровольского за день перевоспитал, то с тобой и подавно справлюсь.

Должен заметить, что Черчесов - футболист для России уникальный. За всю жизнь не выкурил ни сигареты, ни капли спиртного в рот не взял. Очевидцы рассказывают, что даже в день рождения "джигит", как зовут Черчесова в сборной, кавказские тосты произносит и ставит бокал на стол.

- Режим, друг мой, великая вещь. Даже не представляю, как с больной головой можно на тренировку выйти. А глядя на вас, молодых, удивляюсь: вам надо с мячом спать, а вы под подушку мобильные телефоны кладете, - рассуждал Черчесов, лежа на постели после отбоя. И вдруг вскочил на ноги и попросил меня встать напротив. Я, подчиняясь его команде, отложил в сторону номер "СПОРТ-ЭКСПРЕССА", который собирался почитать перед сном.

- Вот ты сегодня в "двусторонке" оказался один на один с Хариным и не забил, - начал мой сосед, приняв вратарскую стойку. - А все потому, что перехитрил он тебя: ближний угол закрыл, а ты, как и подсказывала логика, пробил в дальний. Харин только этого и ждал. А сыграл бы нестандартно, вопреки логике, наверняка бы мяч в сетку попал.

Тот урок я запомнил, и через год в матче ЦСКА - "Спартак", когда Черчесов рванулся мне навстречу, приготовившись отразить удар в дальний угол, пробил в ближний...

После игры Стас поздравил меня с голом:

- Молодец! Только признайся честно - мяч-то у тебя с ноги свалился, поэтому в ближний угол и попал?

- Нет, Стас, не свалился. Ты же сам меня учил, что бить надо туда, куда меньше всего вратарь ждет.

Мы рассмеялись, и в обнимку пошли в туннель динамовского стадиона.

"Сарагоса"

Родителей своих я уважаю и, конечно, с ними нередко советуюсь. Но не забываю при этом, что они - люди своего времени. В наше - принимать решения надо самому. В 18 лет мог попасть в мадридский "Реал", но отказался - чувствовал, рановато. Правда, опытные футболисты, с которыми встречался в сборной, говорили, что чем скорее окажешься в зарубежном, профессиональном клубе, тем лучше. И язык быстрее выучишь, и уклад жизни проще поменять, и в игре начнешь прогрессировать быстрее, нежели в России. Что касается контракта, то его надо подписывать, когда ты на коне.

Я не ощущал себя полноправным игроком сборной ни до прихода Романцева, ни после его ухода. А вот при нем меня регулярно вызывали на сборы, и не случайно свой лучший матч за сборную я сыграл весной 1996 года в Брюсселе против бельгийцев. Мне поручили опекать самого Шифо, и я не только не дал ему, потрясающему диспетчеру, свободно дышать, но и обратил на себя внимание нескольких скаутов из разных стран, специально прибывших на матч (правда, набегался так, что чуть не умер от усталости в раздевалке). Вскоре появились предложения от севильского "Бетиса" и "Сарагосы". Тарханов не хотел меня отпускать, но я был категоричен - уеду! В конце концов тренер сдался, и в Англии во время чемпионата Европы я подписал контракт с "Сарагосой", условия которого были оговорены еще в Москве. Я знал, что это крепкий испанский клуб, выигравший Кубок Испании и Кубок кубков. Меня вовсе не смущало, что в этой команде не было ни одного русского. Не сомневался: скучать не придется.

Ожидания оправдались. И на тренировках, и в игре пришлось работать на износ. В России, в матчах с "Уралмашем" или "Жемчужиной", можно было не выкладываться и все равно победить. В Испании таких игр не бывает. В ЦСКА я имел право импровизировать, в "Сарагосе" надо неукоснительно выполнять задания тренера. Иначе - скамейка запасных.

Дебютировал в Севилье, где мы выиграли со счетом 2:1, Виктор Фернандес. который минувшим летом принял "Сельту", отвел мне непривычную роль правого полузащитника. Но видно я справился с ней, потому что меня поставили и на следующий матч. Первый сезон сложился для меня удачно. Сыграл 25 встреч, правда, забил всего два гола. Но ведь и в ЦСКА я никогда не отличался результативностью - 14 голов за три с половиной чемпионата.

Увы, другого Виктора - Эспараго, сменившего Фернандеса, я почемуто разочаровал сразу и надолго. Уже после двух занятий уругваец, кстати, забивший в 1970 году на чемпионате мира в Мексике скандальный гол в наши ворота, безапелляционно заявил: "Этот человек не знает языка и не хочет трудиться!" И отправил меня в запас. К счастью, он сам проработал в "Сарагосе" лишь три месяца, за которые в 11 матчах команда взяла четыре очка. Я же в это время появился на поле лишь раз, сыграв последние 20 минут против "Компостелы".

С уходом уругвайца мои беды не кончились. Когда вернулся из Неаполя, где играл за сборную, наш новый тренер Коста не включил меня даже в число 16-ти. В следующей встрече я был в резерве, но на поле не вышел. А в перерыве кубкового матча с клубом третьей лиги, в котором играл с самого начала, я в резкой форме ответил тренеру на замечание, которое он мне бросил со скамейки.

Прекрасно знаю свои недостатки. Мне не хватает терпения, порой бываю невыдержан. Если ко мне несправедливы, могу вспыхнуть, как спичка. Так произошло и в тот злополучный день в раздевалке "Сарагосы". Но я чувствовал себя правым и просить извинения не собирался.

Не знаю, чем бы закончился наш конфликт с тренером, если бы не президент "Сарагосы" Альфонсо Соланс (его отец, умерший недавно, как раз и подписывал со мной контракт). Он поговорил со мной и с Костой и убедил, что в интересах команды мы должны заключить перемирие. Между тем я внутренне был уже готов расстаться с "Сарагосой".

Вообще-то в "Сарагосе" никому не гарантировано место в основном составе, разве что защитнику Альберте Бельсуе. Он в Сарагосе родился, всегда выступал за ее клуб, выиграл вместе с ним Кубок Испании и Кубок кубков. Бельсуе пользуется в команде особым уважением, а завоевать его уважение не так-то просто. И потому, не скрою, было приятно, когда Альберте пригласил меня в компании с несколькими игроками "Сарагосы" на свой день рождения.

Я подарил ему ушанку, о которой он мечтал с тех пор, как увидел ее однажды в модном журнале. Альберте примерил шапку и едва ли не весь вечер в ней просидел.

Для испанцев Россия - экзотическая и загадочная страна. Игроки "Сарагосы" до сих пор поражаются, как можно в 30 градусов мороза ходить по улицам. И когда рассказываю им, как русские дети в такую погоду часами играют в снежки и катаются на коньках, они только за голову хватаются. Я же сочувствую испанцам. Им не дано понять прелесть русской зимы. А мне ее здесь так не хватает!

Гол

Я не голеадор, забиваю редко, и потому перед глазами каждый гол. А уж тот, что забил в ворота сборной Бразилии два года назад, не забуду никогда.

Помните анекдот про ватерполиста, которому все орали: "Отдай мяч Гиви!"? Вот и мне, когда я подхватил мяч в центре поля и двинулся к воротам бразильцев, начали кричать и игроки, и тренеры, и болельщики: "Бей!" Но ударил я не из-за крика, а потому, что не было сил бежать дальше. И вот чудо! Мяч вонзился в самую "девятку"! Жаль только, что это произошло в товарищеском матче на "Динамо", а не на чемпионате мира во Франции, куда мы не попали по собственной вине.

Взросление

Перед началом нынешнего чемпионата Испании я заболел. Было до слез обидно, потому что в это время наша сборная готовилась к матчу с Украиной. Иной раз кажется, что жизнь забирает у меня то, что дала авансом, а я не смог с ней вовремя рассчитаться. Раньше бы, наверное, отчаялся, но сейчас... После трагедии, случившейся с моим другом Сергеем Мамчуром, многое переосмыслил, переоценил. И научился радоваться каждому прожитому дню. Понял, что пока живешь, все можно изменить к лучшему, тем более когда тебе всего 22 года.

ПЕРВАЯОЛИМПНЕОФИЦДАТАМАТЧПОЛЕ
игигиг
1107.08.1994РОССИЯ - СБОРНАЯ МИРА - 2:1 д
117.08.1994АВСТРИЯ – РОССИЯ – 0:3г
111.10.1994РОССИЯ - САН-МАРИНО - 3:0д
216.11.1994ШОТЛАНДИЯ – РОССИЯ – 1:1г
329.03.1995РОССИЯ – ШОТЛАНДИЯ – 0:0д
206.06.1995САН-МАРИНО - РОССИЯ - 0:7г
315.08.1995ФИНЛЯНДИЯ - РОССИЯ - 1:1г
409.02.1996ИСЛАНДИЯ – РОССИЯ – 0:3н
511.02.1996СЛОВЕНИЯ – РОССИЯ – 1:3н
627.03.1996ИРЛАНДИЯ – РОССИЯ – 0:2г
724.04.1996БЕЛЬГИЯ – РОССИЯ – 0:0г
829.05.1996РОССИЯ – ОАЭ – 1:0д
902.06.1996РОССИЯ – ПОЛЬША – 2:0д
1011.06.1996ИТАЛИЯ – РОССИЯ – 2:1н
1116.06.1996ГЕРМАНИЯ – РОССИЯ – 3:0н
1219.06.1996ЧЕХИЯ – РОССИЯ – 3:3н
13128.08.1996РОССИЯ – БРАЗИЛИЯ – 2:2 д
1401.09.1996РОССИЯ – КИПР – 4:0д
1509.10.1996ИЗРАИЛЬ – РОССИЯ – 1:1г
1610.11.1996ЛЮКСЕМБУРГ – РОССИЯ – 0:4г
1730.04.1997РОССИЯ – ЛЮКСЕМБУРГ – 3:0д
18208.06.1997РОССИЯ – ИЗРАИЛЬ – 2:0 д
1911.10.1997РОССИЯ – БОЛГАРИЯ – 4:2д
2029.10.1997РОССИЯ – ИТАЛИЯ – 1:1д
2115.11.1997ИТАЛИЯ – РОССИЯ – 1:0г
2227.05.1998ПОЛЬША – РОССИЯ – 3:1г
2330.05.1998ГРУЗИЯ – РОССИЯ – 1:1г
2423.09.1998ИСПАНИЯ – РОССИЯ – 1:0г
2510.09.2003РОССИЯ - ШВЕЙЦАРИЯ - 4:1д
2619.11.2003УЭЛЬС – РОССИЯ – 0:1г
2731.03.2004БОЛГАРИЯ - РОССИЯ - 2:2г
28328.04.2004НОРВЕГИЯ - РОССИЯ - 3:2 г
2925.05.2004АВСТРИЯ - РОССИЯ - 0:0г
3012.06.2004ИСПАНИЯ - РОССИЯ - 1:0н
3120.06.2004ГРЕЦИЯ - РОССИЯ - 1:2н
3218.08.2004РОССИЯ - ЛИТВА - 4:3д
3316.08.2006РОССИЯ - ЛАТВИЯ - 1:0д
ПЕРВАЯОЛИМПНЕОФИЦ
игигиг
333311

Рахимич Элвер

1171557885s.jpg

11.10.04 20:12
Денис Вдовин и Михаил Строганов
Элвер Рахимич.
Пять лет под прессингом.
Футбол принято считать в России самой народной игрой, а ЦСКА – одной из самых популярных команд. Однако во всем этом можно было усомниться, проведя вместе с полузащитником армейского клуба Элвером Рахимичем два часа, гуляя по центру Москвы - Пушкинской, Манежной и Красной площадям.
За все это время ни один человек на улицах столицы не то что не подошел к Рахимичу за автографом, а даже не показал виду, что узнал его.

Может, просто большинство шедших навстречу людей не хотели отвлекать футболиста от отдыха в законный выходной. Впрочем, самого Рахимича отсутствие внимания к собственной персоне нисколько не огорчало, скорее наоборот, он с удовольствием смотрел по сторонам, не скрывая своего удивления перед пыльными руинами гостиницы «Москва», крушимой неутомимыми строителями. Но, согласитесь, достаточно странно представить себе самого успешного легионера России, гуляющего по Москве инкогнито. А ведь боснийца Элвера Рахимича можно назвать по-своему уникальным игроком. Ведь именно он первый иностранный футболист, приехавший в нашу страну и не остановившийся в профессиональном росте! В России Рахимич сумел пройти нелегкий путь - от команды первого дивизиона «Анжи» до столичного ЦСКА, в составе которого выиграл Кубок России и золотые медали национального достоинства. Сейчас без Рахимича, играющего в нашей стране уже пятый сезон, трудно представить армейский клуб. 28-летний футболист подкупает тренеров своей работоспособностью и высокой самоотдачей. Именно благодаря этим качествам Элвер неизменно попадает в основной состав, хотя конкурентов в ЦСКА у него достаточно.

- Элвер, до того, как приехать в Россию, ты выступал за клуб «Штайер» из такой спокойной европейской страны, как Австрия. Что заставило тебя изменить коренным образом жизнь и перебраться в Махачкалу? - Решил рискнуть и узнать на собственном опыте, что такое Россия. Но если честно, то у меня на тот момент особого выбора не было. «Штайер» был слабым клубом, редко побеждал.

Денег там платили немного. Когда пригласили попробовать свои силы в «Анжи», мне и самому было трудно поверить, что добровольно поеду в Россию. Друзья говорили: «Элвер, это страшная страна». Да и при слове Махачкала становилось как-то не по себе. Я ведь в Боснии войну пережил, бомбежки. Воевать не пришлось - пятнадцать лет всего было. Но автомат в руках держал. В каждой семье оружие тогда было. В футбол тогда, естественно, никто не играл. Два года это продолжалось, а потом потихоньку все стало налаживаться. Человек ко всему привыкает. Вот и в Махачкале все оказалось не так страшно, как вначале представлялось. Повезло еще, что я попал в хорошую команду, вместе с которой росло и мое мастерство. Старался отдавать все силы на тренировках и сумел вырасти как футболист. Не остановился на достигнутом. Так и попал в такой сильный клуб, как ЦСКА.< - После того как перебрался в Москву, мнение о России изменилось? - Увидел собственными глазами, как здесь живут люди. Был потрясен. Москва – красивый, хороший город. Если бы еще пробок на дорогах было поменьше, можно было бы вообще назвать его прекрасным (улыбается). - Российские футболисты, выступающие за границей, признаются, что к чужой стране, требованиям тренеров адаптироваться непросто. Удается это единицам. А какие сложности есть у тебя в России? - Скучаю по дому. Наверное, все люди вспоминают место, где родились. Не хватает старых друзей. Но когда ко мне приезжает семья – жена Мерсиха и сын Омар, то уже веселее. Вообще же говорить о каких-то трудностях в жизни не люблю. Если человек правильно живет, то больших сложностей у него не возникает. Первая проблема за границей обычно языковая. Но я, например, три года изучал русский еще в школе. Тогда, конечно, не думал, что пригодится. Оказалось, не зря мучился. Конечно, свободно заговорил не сразу. Поначалу с трудом объяснялся. Но постоянное общение привело к тому, что теперь, как видите, не только все понимаю, но и могу свободно разговаривать.

Если же говорить о хлебе легионера в России, то иностранцу тут тяжело. Каждый день над тобой висит груз ответственности. Легионер должен показывать только высококлассный футбол. Руководство и тренеры требуют, чтобы я играл всегда на каждой тренировке, в каждом матче был лучше, чем партнеры по команде. Приходится постоянно доказывать работой, что меня не зря пригласили в ЦСКА. Такой пресс не может не утомлять. Но я не жалуюсь. Сам сделал когда-то выбор, став футболистом.

- На твой взгляд, за те пять лет, которые ты выступаешь в России, отношение к легионерам как-то меняется? - Уровень требований к нам повышается. Иностранцев-то становится больше, цены на игроков растут. Клубы получили возможность вкладывать большие средства в трансферы. А раз есть деньги, то есть и выбор. Футболисты приезжают более умелые, чем раньше.

- Однако конкурентам свое место ты не уступаешь. В ЦСКА, как и в «Анжи», несмотря на то, что меняются тренеры, неизменно выходишь на поле в основном составе… - А у меня со всеми тренерами всегда хорошие отношения. Каждый наставник старается научить игрока своему видению футбола. Я никогда не отказываюсь учиться. Конечно, все четыре тренера, с которыми довелось работать в России, разные люди. Валерий Газзаев и Гаджи Гаджиев – эмоциональные. Нынешний наставник ЦСКА – португалец, он всегда выдержан. Павел Садырин тоже был спокойным человеком. Я стараюсь понять все требования тренеров и делать на поле то, что говорят на установках. Главный секрет моих успехов – самоотдача на всех тренировках и матчах. Всегда работаю на совесть. Наверное, поэтому мне и доверяют.

- Неужели претензий к футболисту Рахимичу тренеры вообще никогда не высказывают? - Почему? Я же тоже человек, могу ошибаться. Бывает, плохо играю. Такое в футболе случается. Правда, происходит со мной такое реже, чем с остальными.

- До приезда в Россию в твоей карьере был не только австрийский клуб, но еще и боснийские команды. Наверное, с высоты своего опыта можешь теперь сравнить уровень футбола в трех странах? - В России все по-другому. Организация дела поставлена лучше, чем в Боснии и Австрии. Тренировочные нагрузки больше. Да что говорить, в российском чемпионате играть намного интереснее. Здесь много равных по силе команд. В каждом матче идет борьба. Прогресс первенства заметен невооруженным глазом.

- Каждый футболист-профессионал ставит перед собой определенные цели в жизни. Один хочет в сборную попасть, другой – просто денег заработать на будущую жизнь. Перед тобой какие задачи стоят? - Самые высокие, как в ЦСКА (улыбается). Выиграть первое место... - Но это командные задачи, а личные цели, наверное, тоже есть? - Ну, я на самом деле хочу выиграть как можно больше наград вместе с ЦСКА…

- А вот твой партнер по армейскому клубу Ивица Олич не скрывает, что- ЦСКА для него – трамплин в сборную, благодаря которой он собирался заявить о себе в Европе и попасть в сильный зарубежный клуб. - А у меня нет такой мечты – играть на чемпионате мира. Все мои цели – это клубный уровень. В сборной я никогда не буду играть, туда мне путь закрыт. Иллюзий никаких не питаю по этому поводу. У нас в Боснии футболом руководят такие люди, что просто хорошей игры за клуб для приглашения в национальную команду недостаточно. Нужно еще кое-что… Обидно, но что делать? Одно время шли разговоры о приглашении меня в сборную России, но как-то неконкретно. А я всерьез задумываюсь о том, чтобы принять российское гражданство.

- Самый известный боснийский футболист – это полузащитник мюнхенской «Баварии» Хасан Салихамиджич. Он действительно самый известный игрок у тебя на родине? - У нас три футболиста находятся примерно на одном уровне популярности. Кроме Салихамиджича это Элвер Балич из «Галатасарая», который в мадридском «Реале» когда-то выступал, а еще Сергей Барбарес из немецкого «Гамбурга».

- Можно ли сравнить интерес к ним и к тебе в Боснии? - Я не особенно люблю интервью давать, хотя наши журналисты ко мне обращаются регулярно. Почему? Стараюсь не говорить много, ведь совсем не считаю себя звездой. Однако к чемпионату России в Боснии интерес устойчивый. В газетах после тура постоянно печатаются обзоры первенств, и как раз там делается акцент на выступление боснийских игроков за границей.

- Элвер, а в России есть игроки-звезды в европейском понимании этого слова? - В каждой команде минимум по два человека. У нас в ЦСКА это Олич, Ярошик, Гусев, Семак. В «Локомотиве» - Лоськов, Хохлов, Измайлов. В «Крыльях» - Каряка, Соуза. Такой список могу долго продолжать.

- Получается, звезд в чемпионате больше двух десятков, но никто из них не рвется выступать в пятерке ведущих первенств европейских стран. Не кажется ли тебе странным, что все они довольствуются выступлениям в России? - Нисколько. Материальная база здесь высокая. Почти во всех клубах. Игрокам предлагают хорошие условия, все довольны. Зачем рваться куда-то, если тут хорошо платят?

- А что бы ты посоветовал своему новому партнеру по ЦСКА Милану Красичу, который совсем недавно приехал в Россию, для того чтобы он поскорее освоился в армейском клубе? - Первый совет – работать, работать и еще раз работать (улыбается). Чтобы заявить о себе в России, надо не жалеть себя на тренировках. Только тогда сможешь заиграть здесь. И еще очень важно спокойно вести себя по жизни. Москва – опасный город (смеется). Футболист должен больше времени проводить дома, а не гулять в поисках приключений.

- В Европе распространена практика, когда легионер не сразу начинает выступать за клуб-гранд, а адаптируется к местному футболу в команде из провинции. В России ты бы посоветовал иностранцам начинать карьеру где-нибудь в регионе, чтобы постичь все секреты местного футбола? - Нет, в России такой рецепт не работает. Тут все хотят попасть в хорошую большую команду. Это у меня так вышло – оказался в «Анжи», где и доказал, прежде всего самому себе, а потом и остальным, что я игрок. Милошу Красичу я такой дороги не посоветую. Зачем? Чтобы он закончил с футболом?! Но если серьезно, то разница между футболистами всегда есть. Один сразу готов к выступлениям на самом высоком уровне, поэтому его и покупают за большие деньги, а другому надо приложить немало усилий, поиграть за клубы послабее, чтобы попасть в сферу интересов известной команды.

- Элвер, ты выступал в «Анжи» вместе с Предрагом Ранджеловичем, который успел проявить себя как неплохой нападающий, но после того, как вы вместе оказались в ЦСКА, у тебя получилось закрепиться в армейском клубе, а у него нет. Дело в профессионализме? - Психологических нагрузок Предраг в Москве не сумел выдержать. Тот самый пресс ожидания оказался для него слишком тяжелым. Мастерства то Ранджеловичу не занимать. Уехал он в «Зенит», опять не получилось. Сейчас дома сидит, без клуба. Созваниваюсь с ним, говорит, что ждет, когда менеджер найдет новую команду.

- Существует мнение, что уровень российского чемпионата растет год от года. Только на международной арене это подтверждения не находит. В рейтинг-листе УЕФА Россия уже опустилась в третий десяток. Почему так происходит? - Тяжело сказать. В еврокубках всем российским клубам не везет. Почему такое происходит? Не спрашивайте, я не знаю ответа на этот вопрос.

- Хорошо, вернемся тогда к национальному первенству. В России тебе все равно против какой команды играть или есть соперники, победы над которыми приносят наибольшее удовлетворение?

- Особой разницы для меня нет, если только «Спартак»… Дерби, вроде так это называется. Об этой игре начинают говорить чуть ли не за неделю, журналисты спрашивают постоянно, что думаю о «красно-белых». Вот и получается, что ЦСКА – «Спартак» - главный матч сезона. - Твое амплуа – это опорный полузащитник. Доволен футбольной специализацией? - Всю жизнь играю в центре поля. В каждой команде выполнял примерно одни и те же функции с акцентом на оборону. Научился получать удовольствие от отбора мяча. Свою работу надо любить, иначе ничего не добьешься. И вообще в команде главное – выполнить установку тренера. Скажут: помогай атаке – помогаю; говорят: сосредоточься на опеке самого опасного игрока соперника – делаю.

- Когда тренер дает установку, футболисты могут самостоятельно от нее отойти и действовать иначе, если не согласны с указаниями наставника? - Можем, конечно. Все можем. Правда, если такой матч проигрываешь, то такое наказывается. Невыполнение установки – серьезное нарушение дисциплины. Наверное, это плохо. Футболист может подготовить себя сам, найти общий язык с партнерами, провести ярко матч, но тренер - он же специалист и видит гораздо больше со стороны, чем игрок. Советы наставника необходимы для побед.

- Тебя нередко обвиняют в том, что, отбирая мяч, ты активно помогаешь себе руками. И равных в такой уловке в России тебе якобы нет… - Если судья не свистит, значит, правила не нарушаются. Не должен же я на поле думать о таких вещах. На то он и арбитр, чтобы смотреть, нарушаются правила или все идет как надо. Футбол - это хитрая игра. Если судья упускает из виду нюансы, то это хорошо.

- Недавно закончился чемпионат Европы, ты, наверное, внимательно следил за соперничеством ведущих команд континента. Как оценишь выступление сборной России на этом турнире? - Да, я посмотрел почти все матчи этого первенства. У меня сложилось впечатление, что хороший футбол показали те сборные, футболисты которых четко представляли, что именно они должны делать на поле. Яркий пример – Греция, ставшая чемпионом. А Россия, считаю, выглядела скромно из-за того, что почему-то отказалась от атакующего футбола. Играть против Испании и Португалии, имея в составе одного нападающего, пожалуй, маловато. Конечно, один форвард – это не так страшно, когда есть такие полузащитники, как у голландцев. Фланги у них так работают, что одного Нистелроя впереди достаточно, опять-таки учитывая его уровень. Я думаю, России надо было больше атаковать на ЕВРО. В этом был ее шанс, но им она не воспользовалась.

Ракита Марк Семенович

rakita_1_s.jpg

Марк Семенович РАКИТА Олимпийский чемпион (1964, 1968) по фехтованию, заслуженный мастер спорта СССР; родился 22 июля 1938 г. в Москве; окончил Дагестанский педагогический институт в 1969 г.; чемпион СССР (1962, 1969, 1970), чемпион мира (1965-1971);

заслуженный тренер СССР.

— Марк Семенович, как вы пришли в спорт?

— Это произошло в 1952 году, когда мне было 14. Тогда мой отец от своего предприятия получил участок земли в Остряково, по Павелецкой дороге. И так случилось, что один из детей его сослуживца — Виктор Гусько — занимался фехтованием. Летом, когда мы жили на даче, он уговорил меня пойти посмотреть на соревнования фехтовальщиков. Мне понравились и сами сражения «мушкетеров», и то, как ребята болели за каждого своего товарища. Я начал заниматься фехтованием. Видимо, мне не хватало такой дружбы, которая была в коллективе. Впрочем, я успевал заниматься и другими видами спорта: играл защитником в футбольных детских командах, занимался боксом.

— А как отреагировали на ваше увлечение спортом родители?

— Мой отец был одним из крупнейших российских энергетиков. Приблизительно треть предприятий теплоэнергетики была построена с его участием. Мама имела музыкальное образование. Кстати, оба они учились в хедере и великолепно разговаривали на идише и иврите. Но к спорту они никакого отношения не имели и активно сопротивлялись моему желанию стать спортсменом.

— И все-таки вы добились своего, достигнув в спорте ошеломляющих результатов. Какие качества помогли вам стать чемпионом?

— У меня с детства было ощущение превосходства над другими, хотя и ничем не подтвержденное. И, вероятно, желание доказать это, стремление стать лучшим позволило мне чего-то достичь. Хорошим спортсменом может стать каждый, но чтобы добиться больших результатов, необходим природный талант, который, разумеется, надо развивать. И не побоюсь повторить известную истину: самые главные качества — это упорство и работоспособность.

— Пик вашей славы пришелся на 60-70-е годы. Что с тех пор изменилось в фехтовании? Появились ли какие-то революционные находки?

— Фехтование — достаточно консервативный спорт, особенно мой вид оружия — сабля. Все же в состязаниях саблистов судейство нынче, как и в остальных видах фехтования, электрифицировано, и к ним допущен прекрасный пол. Но в мое время спортсмены — при общем достаточно хорошем уровне физического развития — больше обращались к интеллектуальному ведению боя, стараясь победить соперника за счет замыслов, тактики. Сегодняшнее фехтование больше основано на природных качествах: быстроте, ловкости, силе и т.д. С моей точки зрения, это тупиковый путь, и фехтование рано или поздно вернется на круги своя, но на более высокой платформе физических возможностей. Ведь все в этом мире идет по спирали.

— Назовите ваших кумиров среди фехтовальщиков.

— Те, кого я знал и с кем выступал, не были для меня кумирами, иначе я ни у кого никогда не выиграл бы. Образцом служили предшественники — легендарные венгерские фехтовальщики Карпати, Геревич, Ковач, которые обладали какой-то невероятной техникой. И мы стремились им подражать.

— Ваши выступления на дорожке пришлись на период государственного антисемитизма. Сказалось ли это на вашей спортивной карьере?

— Конечно, меня это не могло не коснуться. В то время я еще не участвовал ни в каких еврейских организациях, но никогда не скрывал, что во мне течет еврейская кровь. Я впервые выехал за границу со сборной командой СССР в 1962 году на чемпионат мира в Аргентину. Перед этим был прием в ЦК партии, и меня по традиции вызвали на собеседование с инструкторами Центрального комитета. Тогда мой тренер — Давид Абрамович Тышлер — был невыездным. Видимо, и меня ждала бы такая же судьба, но по какими-то необъяснимым причинам я все-таки попал на чемпионат. Кстати, уже потом меня все же сделали невыездным. И впоследствии при награждении орденами и медалями я понимал, что меня ущемляют. Например, став в Мехико олимпийским чемпионом в команде и серебряным призером в личном зачете — а за такие достижения давали очень высокие награды, — я получил лишь орден «Дружба народов». В 1980 году в Москве двое моих учеников, Кровопусков и Бурцев, выиграли для советской команды четыре медали, из которых три были золотые. Обычно тренеру дают орден на ранг ниже, чем ученику. Кровопусков получил орден Ленина, я же снова был вынужден довольствоваться «Дружбой народов». Несомненно, все это были проявления политики государственного антисемитизма.

— К началу Великой Отечественной войны вы были трехлетним ребенком. Что вы помните об этом времени?

— К счастью, мы не стали жертвами фашистских репрессий. Как я уже говорил, мой отец был энергетиком. И во время войны все сотрудники его института вместе с семьями были направлены в Сибирь. Так мы с мамой, папой и сестрой в 1941 году уехали в Сибирь. Честно говоря, я не помню город, в котором мы жили, но, видимо, жили неплохо, потому что у отца всегда был паек. Порой даже образовывались кое-какие излишки, которые в деревне обменивались на сметану, масло и т.п.

— Вы были участником Олимпиады в Мюнхене, где произошла трагедия с членами израильской сборной, захваченными арабскими террористами в качестве заложников прямо в Олимпийской деревне. Расскажите об этом подробнее.

— Это произошло уже после того, как я закончил свои выступления на Олимпиаде. Настроение у меня было неважное, так как я выступил не очень удачно. О трагическом инциденте с израильскими спортсменами мы узнали от наших кагэбэшников. Для всех спортсменов, находившихся тогда в Олимпийской деревне, это событие стало настоящим шоком, все очень переживали. Спортсмены всегда были против убийства невинных людей. Помню, тогда я испытывал такие эмоции, что, если бы мне дали автомат, был готов пойти освобождать этих ребят.

— Как сложилась ваша личная жизнь?

— В 1965 году я познакомился со своей будущей супругой и сразу почувствовал, что это моя судьба. Дело в том, что в 14 лет у меня умерла мама (ее звали Майна), которую я очень любил и люблю до сих пор. Девушка, с которой я познакомился, была внешне очень на нее похожа. И когда я привел ее знакомить с отцом, он, взглянув на нее, сказал: «Ой, как же она похожа на Майну!». Я понял, что не ошибся. В этом же году мы поженились, мне в ту пору было 27 лет. Сейчас у меня двое детей — сын и дочь. Они уже взрослые, сын — юрист, окончил юридический факультет университета, и сейчас у него собственная контора. Дочь тоже получила юридическое образование, у нее своя туристическая фирма.

— Вам никогда не хотелось, чтобы они пошли по вашим стопам?

— Поначалу и сын, и дочь занимались фехтованием. Когда сын бросил фехтование, то объяснил это таким образом: «Лучше, чем мой папа, тренера нет. Я могу тренироваться только у него, но он постоянно на сборах. А раз он не может меня тренировать, то и у других специалистов я тренироваться не буду». Наверно, сказался уровень его притязаний. Кстати, сейчас он очень успешно работает в юриспруденции, выигрывает многие процессы. И еще он отец троих детей — мальчика и девочек-близняшек. Так что мой сын реализовался во всех отношениях.

— Чем вы занимаетесь сейчас?

— Тренерское поприще я оставил десяток лет назад, прослужив фехтованию тридцать лет. Сейчас занимаюсь общественной деятельностью. Я почетный президент общества «Маккаби» России, председатель Лиги ветеранов спорта, вице-президент Федерации фехтования Москвы, вице-президент Союза спортсменов России и т.д. Так что дел хватает.

— Вы связаны со спортом в Израиле?

— Да. Я часто бываю в Израиле. Во-первых, во время Маккабиад — это соревнования для евреев всего мира, которые, как и Олимпийские игры, проводятся раз в четыре года. Во-вторых, я поддер живаю связь с израильскими спортсменами — выходцами из Советского Союза.

— Посещаете ли вы синагогу, праздничные еврейские мероприятия, участвуете ли в еврейской культурной жизни?

— Конечно, ведь я член Президиума Российского еврейского конгресса, регулярно бываю на его собраниях в синагоге на Поклонной горе, а также на праздниках, которые проводит РЕК.

— А ваши дети ощущают свою принадлежность к «избранному народу»?

— Ощущают. Сын даже сделал себе наколку на правой руке — звезда Давида, а внутри менора. Я был против этого, но он от своей идеи не отказался.

Рагулин Александр Павлович

5 мая 1941 года рождения, уроженец города Москвы, заслуженный мастер спорта
по хоккею, защитник. Трехкратный олимпийский чемпион, 10-кратный чемпион мира,
9-кратный чемпион Европы, 9-кратный чемпион СССР. 5-кратный обладатель Кубка СССР. В чемпионатах СССР Александр Рагулин провел 427 матчей, забил 63 гола.
В чемпионатах мира, Европы и на Олимпийских играх провел 102 матча, забил
14 голов. Играл за команды «Химик» Москва, «Химик» Воскресенск, ЦСКА. Первый тренер Николай Семенович Эпштейн.
Отец Рагулин Павел Николаевич и мать Софья Викторовна - архитекторы. Дед
по линии матери - Глушков Виктор Григорьевич, известный гидролог, академик ВАСХНИЛ, участник подготовки плана ГОЭЛРО.
Александр Рагулин был одним из трех братьев-близнецов. Мальчикам Анатолию, Александру и Михаилу прочили успешное музыкальное будущее. Но встреча с тренером Николаем Семеновичем Эпштейном изменила, казалось бы, определившийся жизненный путь. Все трое стали серьезно заниматься хоккеем. Анатолий стал вратарем, Александр защитником, а Михаил нападающим. Но, конечно, самых больших высот
в спорте добился Александр. Тонко просчитанные передачи, точный бросок,
в сочетании с мощным телосложением делали его поистине универсальным мастером хоккея. Неоднократно Александр признавался лучшим защитником планеты, сочетающим в себе великолепное видение игры, тонкий расчет и необыкновенное хладнокровие. «Палыч» никогда не был груб, но просто добросовестно и надежно выполнял свою задачу. Зачастую, благодаря ровному и доброжелательному характеру «Сан Палыч» бывал третейским судьей при разрешении конфликтных ситуаций
в команде.
Александр Павлович закончил Московский областной педагогический институт. Работал тренером в детско-юношеской школе ЦСКА, тренером команды
СКА (Новосибирск). Александр Павлович принимал самое активное участие в работе Всероссийского клуба юных хоккеистов «Золотая шайба». Много лет в городе
Судогда Владимирской области проводится ежегодный турнир имени А.П.Рагулина, а с прошлого года – памяти прославленного хоккеиста.
Александр Павлович Рагулин награжден орденом Трудового Красного Знамени, двумя орденами "Знак Почета", орденом Почета, орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени. Александр Рагулин внесен в Международный зал хоккейной славы, Хельсинки, 1997 год. В 2004 году - в Зал славы отечественного хоккея.
Александр Павлович Рагулин умер 17 ноября 2004 года. Похоронен
на Ваганьковском кладбище в Москве.__________________